Оглавление

Маркиз де Шетарди
(1705-1758)

Маркиз де-ла Шетарди в России 1740-1742 годов

24 октября.

Стр. 374

Распущение армии влечет за собою возвращение бывших там офицеров, равно как и гвардейских отрядов, а потому могут быть лучше сосредоточены предварительныя меры, которыя должны быть приняты принцессою Елизаветою. Не следует однако думать, чтобы в здешней стране дела могли быть доводимы до благополучнаго окончания при помощи влияния значительных лиц, принимающих в них участие. Я уже вам замечал, что зависть между частными лицами и дух народа (lе gеniе dе lа nаtiоn) делают неприменимыми средства, которыя в употреблении в других местах. Здесь солдатчина (lа sоldаtеsquе) и отвага нескольких низших гвардейских офицеров производят и в состоянии произвести величайшие перевороты.

Вы бы справедливо могли опасаться, что поражение, понесенное шведами в.Финляндии, могло привести в уныние партию принцессы; однако этого не случилось и способ, как все узнали о происшедшем, к счастию сделал напрасным заблуждение, которое двор старался поддержать касательно дела при Вильманстранде.

Еще недостаточно, что партия (Елизаветы) может произвести возстание верно и успешно: шведы слишком

Стр. 375

удалены, следовательно не могут подать руки таким образом, чтобы она могла быть защищена от разсеяния и уничтожения. Приверженцы охотно идут на опасность, но от этого нельзя ожидать пользы, если не будет у них в то же время поддержки. Поэтому, чем более размышляю, тем более убеждаюсь, что не должно пренебрегать ничем, что требует благоразумие, и для быстраго и вернаго успеха предприятия, шведам необходимо предварительно одержать верх над русскими. Однако я до сих пор очень остерегался дать это заметить принцессе; напротив, при посещении моем в среду, я воспользовался, отдавая ей отчет о письме (в нем г. Mондамер извещал меня, что генерал Левенгаупт, думает в непродолжительном времени предпринять какое-нибудь важное действие, и сигналом для возстания партии будет или прибытие в Петербург кавалера Креспи, или получение депеши, которая ему поручена, или известие, что он являлся на границе, но ему было отказано в проезде чрез нее), — я воспользовался этим случаем, чтобы усиленно настаивать на необходимость побудить партию к решимости благоразумно применить к делу энергию, которой должно ожидать от ея усердия. Принцесса Елизавета понимала всю цену предприятия, которое хотела исполнить Швеция. Она просила у меня несколько дней, чтобы уговориться с своими приверженцами; я на это тем охотнее согласился, что по вышеизложенному мнению главное дело, как полагаю, будет состоять в знании, чего можно в таком случае ожидать от партии, чтобы с большею уверенностью воспользоваться ея услугами в минуту, которую сочту удобною для выполнения. Другая причина, позволившая мне не требовать тотчас же решения, была та, что Mондамер присовокупил, что если все три случая к подаче сигнала не удадутся, то гр. Гилленборг по-

Стр. 376

шлет нарочнаго к генералу Левенгаупту, у котораго вся армия в сборе, спросить о времени, когда он сочтет полезным нанести удар, и, по получении ответа, отправит на всякой случай курьера чрез Гамбург, для извещения меня. Mондамер намерен воспользоваться этою посылкою, чтобы переслать ко мне экземпляры шведской декларации. Будет весьма важно, когда они дойдут до меня безопасно и в значительном количестве, чтобы тотчас же можно было сделать из них употребление. Mежду тем он принял хорошую предосторожность, вложив в свое письмо содержание этой декларации во французском переводе. Принцесса Елизавета, которой я читал ее, не нашла ничего прибавить к тому, и ей казалось, что документ составлен именно в таком духе, что произведет на народ сильное впечатление. Мы согласились, что я после завтра передам поверенному копию, которую она сама переведет на русский и, не смотря на неизбежную почти опасность для тех, кто будет списывать копии, так как здесь только одна академическая типография, принцесса однако постарается уговорить несколько лиц взять на себя эту заботу.

Справедливо, что Нолькен имел 100 т. экю, назначенные в распоряжение принцессы Елизаветы, но он не сделал из них никакого употребления; да если бы он и употребил их, то я тем не менее считал бы обязанностью войти в положение этой принцессы, как только для службы короля имеет такое важное значение оказание ей помощи. Это единственное уважение, которое будет меня всегда руководить в подобных случаях.....

Польза, могущая произойти в будущем от старания возобновлять при каждом случае в память принцессы Елизаветы об одолжениях к ней его величества, заставила меня воспользоваться удобным к

Стр. 377

тому случаем. Я уверил ее, что король был очень тронут доверенностью, которую она выказала, обратившись к нему; что он тотчас же дал повеление о присылке того, в чел имеет она нужду; что его эминенция и вы, милостивейший государь, равно готовы предупреждать все, что может споспешествовать ея видам, и только озабочены теперь способами, при помощи которых можно было бы скрытно передать эту сушу мне; что его величество также очень одобрил, что я, для отклонения толков и подозрений, собрал все, бывшия в моем распоряжении деньги для снабжения ея на первый случай. Принцесса Елисавета мне отвечала, что она не знает даже, как выразить свою признательность к королю и что он один станет руководить ее, как ему будет угодно, по достижении ею престола и потом в продолжении всей жизни. Она снова с величайшим удовольствием убедилась в расположении к себе его эминенции, просила не уставать и впредь давать доказательства тому. и поручила благодарить, как его, так и вас, милостивейший государь, за труды, которые вы взяли на себя и за которые ей досадно, что она причиною их.

Что, касается предположения видеть герцога голштинскаго при шведской армии, то не знаю, был ли гр. Гилленборг чистосердечен, когда велел мне сказать чрез Mондамера, что присутствие там герцога было бы очень желательно, но что этого не возможно сделать в нынешнем году, не подав повода к живейшему безпокойству Дании, относительно которой необходимо прежде принять меры, для избежания всяких опасений по поводу Шлезвига. Если такому доводу, самому по себе основательному, вняла принцесса Елизавета, когда я ей говорил о том в среду, то все таки это не уничтожило тех вероподобных причин (rаisоns рlаusiblеs), по которым она желала видеть своего

Стр. 378

племянника при шведской армии. Может быть при обращении к первоначальному источнику, дело вам не покажется в таком виде, чтобы принцесса тем поставляла себя в положение действовать против своих интересов. Я уже вам сообщал о впечатлении, которое произвела на военных ея просьба к ним не убивать по крайней мере ея племянника.

Вам известно, что завещание Петром I, повторенное Екатериною, призывало к престолу Петра II, после него — герцогиню голштинскую и ея детей, а за неимением их — принцессу Елизавету. Она, следовательно, не в состоянии возбудить притязания на это право, отделив свои интересы от интересов племянника. Вы видели также, что по кончине покойной царицы, многие, которым надоело быть управляемыми чрез женщин, останавливались с удовольстием на мысли иметь в лице Иоанна III мужчину государем. Они теперь знают, что его детство и долгое несовершеннолетие (minorite) повергают их в то самое положение, от котораго они хотели избавиться, и это более заставляет их желать видеть на троне герцога голштинскаго. Следовательно, чтобы усыпить таких людей до минуты развязки и вести их так, чтобы они не выказывали противодействия видам большинства, склоняющагося за Елизавету, ея приверженцам необходимо поддерживать в желающих видеть на троне герцога голштинскаго надежду на это, и тем самым привлечь их на свою сторону, не дав им того заметить и приготовив заранее, как утешение в несбывшейся надежде их, признание герцога голштинскаго наследником престола.

Если мои свидания в лесу, сделавшияся невозможными ныне по случаю осенняго времени, не могли быть опасны, благодаря принятым мною предосторожностям, то легкость видеться с принцессою каждую неделю

Стр. 379

естественно избавит меня от необходимости пользоваться случаями, когда я буду находиться во время праздников при дворе. Множество шпионов, которыми, как надобно предполагать, я должно быть окружен, не пугают меня нисколько. Они мне не помешали вовсе найти верное средство, по милости котораго поверенный приходит ко мне ночью, когда у него есть что-нибудь нетерпящее отлагательства, и я наконец вызываю этих людей добыть против меня самомалейшее доказательство, которое бы послужило подтверждением подозрений, могущих возникнуть лишь из одной ненависти к Франции.

Вам уже известно также, что г. д'Альон может скорее, чем другой, успеть привлечь ко мне несколько лиц, от которых, если нам привязать их к себе (еn nоus lеs аffесtiоnnаnt), не будет недостатка во множестве сведений (Веаuсоnр dе lumierе).

© Вычитка и оформление – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru), 2005
Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы.
© П. Пекарский, примечания и дополнения, 1868
© Оцифровка — Владимир Шульзингер, 2004
Текст приводится по изданию: П. Пекарский. «Маркиз де-ла Шетарди в России 1740-1742 годов. Перевод рукописных депеш французскаго посольства в Петербурге». С.-Петербург. Отпечатано в типографии Юсафата Огризко в 1868 г.



Рейтинг@Mail.ru