Оглавление

Маркиз де Шетарди
(1705-1758)

Маркиз де-ла Шетарди в России 1740-1742 годов

Просьба об отставке и указ об увольнении Принца Антона Ульриха Брауншвейгскаго.

Стр. 630

Всепресветлейший, державнейший великий государь император и самодержец всероссийский, государь всемилостивейший!

По всемилостивейшему ея императорскаго величества блаженныя и вечнодостойныя памяти определению пожалован я от ея императорскаго величества в чины — подполковника при лейб-гвардии семеновском полку, генерал-лейтенанта от армей и одного кирасирскаго полку полковника.

А понеже я ныне, по вступлении вашего императорскаго величества на всероссийской престол желание имею помянутые мои военные чины низложить, дабы при вашем императорском величестве всегда неотлучным быть.

Того ради ваше императорское величество всенижайше прошу, на оное всемилостивейше соизволяя, от всех тех до ныне имевших чинов женя уволить и вашего императорскаго величества указы о том, куда надлежит, послать; также и всемилостивейшее опре-

Стр. 631

деление учинить, чтоб порозжия чрез то места и команды паки достойными особами дополнены были.

вашего императорскаго величества нижайший раб

Антон Ульрих.

Октября «...» дня 1740 году.

Указ нашей военной коллегии.

Понеже его высочество любезнейший наш родитель принц Антон Ульрих, герцог брауншвейг-люнебургский, как из приложенной при сем копии явствует, желание свое объявил имевшиеся у него военные чины снизложить, а мы ему в том отказать не могли, того ради и чрез сие о таком его высочества снизложении чинов военной коллегии объявляется для известия, яко же и в гвардию нашу такой же наш указ послан. А бывший у его высочества кирасирской полк, именуя и впредь его неотменно брауншвейгским полком, определили мы отдать генералу фелдмаршалу гр. фон-Лессию, вместо определеннаго ему полеваго полку, к которому потому же другаго командира нам представить надлежит. И повелеваем нашей военной коллегии о вышеписанном учинить по сему нашему указу.

Именем его императорскаго величества

Иоганн регент и герцог.

Скрепили: Андрей Остерман, К. Алексей Черкасский, Алексей Бестужев-Рюмин.

Ноября 1 дня 1740 г.

Стр. 632

Манифесты от имени императора Иоанна III о невинности лиц, пытанных и сужденных в правление Бирона.

Божиею милостию мы Иоанн третий, император и самодержец всероссийский и прочая, и прочая, и прочая.

Объявляем во всенародное известие:

В нынешнем 1740 году, не по долгом времени вступления нашего на всероссийский престол, по некоторым следствиям действительный статский советник Андрей Яковлев, бывший в нашем кабинете статским советником во управлении секретарской должности, полковник Любим Пустошкин, ассесор Михайло Семенов, бывший при дворе вселюбезнейшей нашей государыни матери, ея императорскаго высочества великия княгини и правительницы всеа России секретарем, подполковник Петр Граматин, бывший при вселюбезнейшем нашем родителе государе, его высочестве герцоге брауншвеийг-люнебургском адъютантом; да нашей же лейб-гвардии офицеры, а именно: капитаны Петр Ханыков, Михайло Аргамаков, князь Иван Путятин, подпоручик Иван Алфимов — к розыску были приведены, в котором будучи, неповинно страдали и кровь свою проливали. Но при том паче простираясь по своей подданической должности нам, яко природному и истинному своему государю и всей нашей императорской фамилии, верно служили и ревностно поступали, не щадя живота своего, за которыя их истязанныя притязания и верныя службы нашею императорскою милостию награждены и по прикрытии знаменами паки в нашу службу употреблены: действительный статский советник Яковлев, по прежнему, в наш

Стр. 633

кабинет, полковник Пустошкии в Санктпетербургский гарнизон, ассесор Семенов в иностранную коллегию, подполковник Граматин при вселюбезнейшем нашем государе родителе. А гвардии офицеры при гвардии по прежнему оставлены. И о непорицании их тем, что они были в катских руках нашими всемилостивейшими указами снабдены, с таким высочайшим повелением, ежели кто тем кого из них порицать дерзнет, оный тяжчайший наш императорскаго величества гнев на себя приимет, и сверх того повинен заплатить тому обидимому безчестья против окладу жалованья, кто какое по рангу своему получать будет, вдвое. Следственно ж и с прочими бывшими в крепости под караулом за такую ж оказуемую ревность, какая наша императорская милость показана, о том в народ объявлено будет особым манифестом. И для того сей наш императорскаго величества всемилостивейший указ повелели мы, напечатав, во всем нашем государстве публиковать, дабы о том все были известны, и взирая на толь ревностные вышепомянутых наших верноподданных постуки и нашу к ним показанную за то императорскую милость и награждение помянутую свою пред Богом учиненную присягу нам, яко природному и истинному своему государю, верно служили.

Дан в Санктпетербурге, декабря 15 дня 1740 г.

На подлинном подписано рукою ея императорскаго высочества государыни правительницы, великой княгини всеа России тако: именем его императорскаго величества Анна.

Печатан в Санктпетербурге при сенате декабря 16дня l740г.

В «Петербургских ведомостях» 1740 г. № 30, новый манифест от 4 апреля.

«Хотя из публикованнаго в народ от 10 декабря прошлаго 1740 года нашего указа всем уже известно,

— 634

кто из наших верных подданных, имея к службе нашей ревность, будучи в розысках неповинно страдали и нам, яко природному и истинному своему государю, и всей нашей императорской фамилии верно служили и какою за то нашею императорскою высочайшею милостию награждены, — а понеже тогда ж и другие наши верные подданные жестокий арест неповинно терпели, о которых в том нашем указе было не объявлено, а именно: гвардии нашей бывшие капитаны Василий Чичерин, Никита Соковнин, капитан-поручик Андрей Колударов, адъютант Вельяминов Зернов, прапорщик Иван Ознобишин, сержант Нил Акинфьев, солдат Федот Сеченой, нашего генерала Ушакова генеральс-адъютант Иван Власьев, портовой таможни обер-директор Иван Романчуков, ротмистр Александр Мурзин, капитаны санктпетербурrскаго гарнизона Иван Бровцын, отставной Василий Аристов, инженернаго корпуса фискал Прохор Муравьев, прапорщик Петр Постельников, партикулярной верфи коммиссар Яков Милюков, да бывший коммиссар же Игнатий Зиновьев, монетнаго двора казначей Осий Пустошкин, дворяне: Богдан Тырков, Федор Ушаков, которые за их оказанные нам и всей нашей императорской фамилии верныя службы и ревностные поступки, яко же и прочие, нашею императорскою милостию — некоторые чинами и определением в службу нашу в прежния места, а другие деньгами награждены. И чтоб о такой нашей императорской милости, которыя к нашим верным подданным за добрые и ревностные поступки незабвенно происходить всем было известно (siс), того ради указали мы о том всенародно сим манифестом публиковать».

© Вычитка и оформление – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru), 2005
Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы.
© П. Пекарский, примечания и дополнения, 1868
© Оцифровка — Владимир Шульзингер, 2004
Текст приводится по изданию: П. Пекарский. «Маркиз де-ла Шетарди в России 1740-1742 годов. Перевод рукописных депеш французскаго посольства в Петербурге». С.-Петербург. Отпечатано в типографии Юсафата Огризко в 1868 г.



Рейтинг@Mail.ru