Оглавление

Маркиз де Шетарди
(1705-1758)

Маркиз де-ла Шетарди в России 1740-1742 годов

22 апреля. Фонтенебло. Маркизу де ла Шетарди.

Стр. 600

Вы видели, милостивый государь, из моих предыдущих писем, что мне были сообщены известия из Стокгольма, что генерал Ласси дал знать генералу Левенгаупту о начатии им неприязненных действий против шведов, и что затем последовала отправка казаков для разграбления и поджега многих деревень. Я не скрывал от вас, как удивлен был король, узнав, что вы вовсе не предуведомили гр. Левенгаупта и г. Ланмари о подозрениях, которыя должны были иметь касательно подобной решимости, так как вам

Стр. 601

угрожали ею. Вы должны были еще более сожалеть, когда узнали, что употребили во зло вашу доверчивость, и что в то самое время, когда царица так благосклонно по-видимому принимала гр. Гилленборга, а нам изъявляла свое удовольствие от принятия шведским королем посредничества короля, в то самое время были отданы приказания начать военныя действия. Оставалась надежда, что по представлениям, которыя генерал Левенгаупт должен был или сделать генералу Ласси, или передать чрез вас царице, последняя может быть склонится уважить доводы к продолжению перемирия было было делом ваших рук и на веру его шведы положились, ожидая, что переговоры о мире могли иметь успех, с тем большею надеждою, что от шведскаго короля г. Нолькен послан был ко двору царицы; но из вашего письма, от 24 числа минувшаго месяца я вижу, что безполезно было для вас прибытие г. Лагеркранца, посланнаго генералом Левенгауптом для убеждения государыни отсрочить или по крайней мере остановить на время посланные ею приказания о возобновлении военных действий, и она только согласилась на продолжение во время воины переговоров о мире. Признаюсь вам, я думал бы, что по всем возможным причинам она должна была уважить сделанныя вами представления, а не увлекаться выгодами от предупреждения шведов и нападения на них врасплох в то время, когда они, положившись на веру перемирия, на которое согласились по вашему ходатайству, не могли ожидать столь быстраго и непредусмотреннаго нападения. Я думаю даже, что вы могли помочь недостаточности полномочия, что приводилось русскими министрами, как повод не слушать предложений Лагеркранца. взяв на свою ответственность событие, потому что вы же не колебались так поступить, когда дело шло об останов-

Стр. 602

ке похода Левенгаупта, а ныне вы могли бы это сделать с большею основательностью в качестве посредника, признаннаго обеими сторонами. Вы могли сослаться на снисходительность, которую шведы выказали пред тем к вашему требованию, и, с большим основанием и в силу сделанных с той и другой стороны домогательств о начатии при вашем посредничестве переговоров о мире, просить и требовать чтобы царица взаимно оказала вам, по случаю предложений гр. Левенгаупта и г. Лагеркранца, ту же доверенность, которую выказала к вам так великодушно Швеция и которая .имела последствием негласное утверждение перемирия. Было естественно, чтобы царица, прежде чем довести дела до крайности, согласилась по крайней мере выслушать то, что имел предложить ей от имени шведскаго короля г. Нолькен, и я не могу понять, как может она примирять подобную поспешность возобновить военныя действия с уважением, в котором она желала уверить короля при деле, столь близко принимаемом его величеством к сердцу.

На основании этих-то начал вы должны объясняться о том, когда найдете возможность (si vоus trоuvеz jоur) возобновить, по случаю прибытия г. Нолькена, какие нибудь переговоры о прекращении неприязненных действий, если вас еще будут просить о том шведы, для которых оно может быть чрезвычайно важно, и если они так мало в состоянии поддерживать войну, как желает заставить так думать г. Лагеркранц. Вы можете быть уверены, что все, сообщенное им частным образом о шведской армии и бедственном положении народа в Финляндии, останется в совершенной тайне, но я не могу не сомневаться, чтобы описание, которое он вам сделал, не было весьма преувеличено; притом же в нем есть разныя черты, с избытком дающия понять, что не достает многаго для того, что

Стр. 603

бы признать сочинителя за человека весьма благоразумнаго и на котораго страсти и предубеждение не делали бы сильнаго впечатления. Я полагаю даже сказать вам с уверенностью, что в этом описании есть множество фактов, положительно ложных. Сверх того, способ его выражений о своем генерале, котораго он выдает за безумца и новичка в военном деле, уменьшает веру в его речи. Как бы то ни было, вы знаете, что намерение короля состоит в том, чтобы вы старались и употребляли все возможныя усилия отвратить несчастия, угрожающия шведам от внезапнаго разрыва перемирия, на которое они полагались, или возобновлением этого перемирия, или же скорым заключением мира; однако в то же время вы должны остерегаться показывать рвение, которое может произвести противное действие, подав повод к мысли, что оно основано только на знании вашем слабости и безсилия Швеции, от чего, полагаю, и г. Лагеркранц был слишком далек, так как этого должно ожидать только от человека, слишком предубежденнаго и мало заботящагося о чести своей отчизны.

Судя по одному месту из вашего письма, министры царицы уступили наконец вашим представлениям и обещали сообщить о том, что намерена эта государыня сделать в пользу мира. Чем это будет скорее, тем лучше, и вы усмотрите из моего письма к вам от 2 числа настоящаго месяца, что отныне это единственное средство, которое приличествует употребить не только для скорейшаго начатия переговоров, но также и для окончания затруднений, могущих помешать успеху. Если обе стороны одинаково сообщат королю тайным образом свои предложения и требования, то он будет в состоянии, как будто сам от себя, сделать первый приступ и работать над скорым примирением для утверждения, буде возможно, добраго со-

Стр. 604

гласия между обеими державами. Их его величество желает видеть соединенными дружбою, чтобы действовать потом в совершенном с ними согласии для поддержания мира и равновесия на Севере.

В заключение не скрою от вас, что как ни стараются царица и ея министры выказать, что письмо, писанное мною вам от имени короля 15 прошедшаго января, содержит в себе угрозы, и что это подвигнуло их к решимости прервать перемирие и застать Швецию врасплох, начав неприязненныя действия, — однако вы должны были остерегаться соглашаться и подтверждать подобное мнение в вашем письме к г. Левенгаупту, с котораго препроводили ко мне копию. Вы поняли всю нелепость сделаннаго вам замечания принимать за угрозы простыя размышления, заключавшияся в моем письме об облегчениях, на которыя желательно было бы склонить Россию для достижения вожделеннаго для обеих сторон мира, и в таком же самом смысле следовало бы вам объяснять об этом в письме, которое сделается гласным в Швеции, а может быть и в целой Европе. Я не вижу даже средства против вреда, который может последовать из подобнаго обстоятельства, а оно не должно было бы ускользнуть от вашего внимания в столь важном деле, в котором достоинство короля должно с вашей стороны всегда старательно охраняться. Его могли оскорбить, когда бы в бумаге, написанной от русскаго двора. хотели короля обвинять за то, что он употреблял угрозы при переговорах по врученному ему посредничеству. И действительно у него никогда не было намерения уклоняться от правил безпристрастия для соединения двух сторон на столько, на сколько согласоваиись с этим его обязательства к Швеции. По всем этим причинам, вы поймете, как мало могло приличествовать то, что вы казались соглашающимся

Стр. 605

на мысль, что можно упрекнуть его величество, как виновника возобновления военных действий со стороны России и притом по милости тех самых средств, которыя напротив того были употреблены е его стороны для изменения перемирия в добрый мир.

Р. S. Я только что виделся с гр. Тессином, получившим вчера письма из Швеции; из них видно, что там скорее раздражены, чем устрашены вероломством русских. Предвижу с великим сожалением, что в настоящую минуту всякое предложение о мире будет выслушано не весьма благосклонно. Думаете ли вы, чтобы, при таких обстоятельствах и после столь малаго уважения, выказаннаго к посредничеству короля, пенсионы и подарки, розданные по вашему предстательству, были деньгами, затраченными с пользою?

Р. S. Я усматриваю, что, при первом известии о разрыве перемирия со стороны русских в Финляндии, вы понимали, как был с вами недобросовестен г. Бестужев, скрывая принятую царицею решимость возобновить таким образом неприязненныя действия вопреки точнаго слова, которое она вам дала. Но я еще не менее изумлен тем, что эта принцесса сама притворялась с вами, тогда как должна была бы естественно вспомнить, что такой образ действий совершенно в противоречии с доверенностью, которую, но ея уверениям королю, она желала искренно установить с его величеством, и с посредничеством, которое находится в распоряжении короля с согласия обеих сторон и по требованию этой самой государыни. Равномерно вы кажется теряете всякую надежду, чтобы она желала в последствии поверить вам сама тайные виды ея о средствах достигнуть возстановления мира между нею и Швециею, и полагаете, что отныне должно формально совещаться с ея министрами, за ис-

Стр. 606

ключением, если возможно, частных внушений о том, что вы ей сообщили бы. Вам, как находящемуся на месте, следует употреблять способы, которые сочтете более соответствующими успеху того, что король вам сообщает о своих намерениях, будете ли вы действовать на царицу чрез прямыя или тайныя внушения, станете ли совещаться с ея министрами; но я сильно опасаюсь, чтобы возобновление неприязненных действий со стороны России не уничтожат всех мер для переговоров о мире со шведами. Русские, воспользовавшись доверчивостью шведов, напали на них, когда они полагались на прочность перемирия, а потому может быть Швеция постарается отмстить за то, не внимая советам о мире, которые не престанет давать им его величество.

С нетерпением жду писем из Стокгольма, чтобы узнать остается ли какое-нибудь средство к перемирию и послали ли повеление г. Нолькену возвратиться, что заставит потерять всякую надежду на скорое умиротворение. Но если этот министр прибудет ко двору царицы с приказанием открыть при вашем посредничестве переговоры, то я уверен, что вы сумеете употребить все возможныя средства, чтобы содействовать окончанию дела и возобновить, если возможно, перемирие, не ожидая этого окончания, которое может быть остановится за какими-нибудь неожиданными затруднениями; король же, узнав о том, употребит все усилия для отстранения их.

В заключение, его величество усматривает с неудовольствием, что вы не доверяли вполне сообщениям, которыя г. Ланмари считал обязанностью вам делать, и тому, чтобы он был в состоянии воспользоваться теми известиями, которыя вы могли сообщать ему, зная в совершенстве положение дел в России и намерения царицы. До сих пор он исключительно ограни-

Стр. 607

чивался инструкциями, данными ему от его величества или при его отъезде, или после восшествия на русской престол царицы, и понимает вею цену известий, которыя ваша опытность многих лет ставит вас в возможность доверить ему, так как вы оба должны стремиться к одной цели в переговорах, одинаково врученных вашим заботам. До нас доходит, что датский король отказал царице в титуле императрицы. Это заслуживает розысканий, и я прошу вас постараться о разъяснении и сообщении того, что вы могли бы об этом узнать.

© Вычитка и оформление – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru), 2005
Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы.
© П. Пекарский, примечания и дополнения, 1868
© Оцифровка — Владимир Шульзингер, 2004
Текст приводится по изданию: П. Пекарский. «Маркиз де-ла Шетарди в России 1740-1742 годов. Перевод рукописных депеш французскаго посольства в Петербурге». С.-Петербург. Отпечатано в типографии Юсафата Огризко в 1868 г.



Рейтинг@Mail.ru