Оглавление

Маркиз де Шетарди
(1705-1758)

Маркиз де-ла Шетарди в России 1740-1742 годов

Извлечение из письма маркиза де-ла-Шетарди к Ланмари от 13 Февраля 1742 года.

Стр. 550

Касательно г. Бестужева, бывшаго прежде при шведском дворе, я обращу особенное внимание, чтобы разъяснить его действия и, приписав неумеренные его поступки в Стокгольме получаемым им приказаниям, я тем легче буду в состоянии овладеть им (а сарtiver sоn реrsоnnеl). К последнему я склоняюсь по дружбе, которую Сент-Северин питал к нему, по всему хорошему, что говорили о нем в Берлине и по чувствам, которыя соединяют нас, вице-канцлера, его брата, и меня. Так как слава короля и пользы его службы должны быть единственными нашими руководителями, то предубеждение, каков бы ни был повод к нему, не должно производить на нас ни малейшаго влияния.

Я прохожу молчанием все подробности, которыя клонились бы к оправданию разных противоречий, только не откажусь сделать одно замечание (не о настоящем состоянии шведской армии): вы говорите о принципе признания царя (Иоанна III), чтобы предвидеть в этом неприятныя затруднения для царицы. Я не разсматриваю вовсе, разрушено или нет это признание другим, сделанным Пруссиею, Англиею и Голландиею в отношении царицы, а равно и королем (французским), который повелел мне принять снова

Стр. 551

звание его чрезвычайнаго посла, прекращенное по случаю насильственнаго регентства; но как только вы признаете, что 5 статей, предложенных самою царицею, когда она была еще великою княжною, превосходят во многом то, что можно было от нея требовать, то не будет ли может быть лучше, воспользовавшись таким преимуществом, предпочтительнее побуждать ее сдержать свое слово и вовсе не иметь притязаний на уступки, на которыя — моя приверженность к Швеции не дозволяет мне этого скрывать от нея — морально невозможно склонить царицы и ея народ, несмотря на все, снова мною замеченное желание государыни, примириться с Швециею и придумать средства к ея обезпечению. Вы лучше будете судить о том но бумаге, приложенной при сем и переданной мне третьяго дня от министров.

Если при всем желании исполнить в точности повеления короля, последовавшия за тем объяснения со стороны русскаго двора не соответствуют, к величайшему сожалению моему тому, чего хотела бы Швеция, то я с тем большим еще удовольствием буду ожидать прибытия г. Нолькена. Одной дружбы и тесных отношений, существовавших между нами, уже достаточно, чтобы ждать его возвращения с истинным наслаждением. Согласие, требуемое непременно для успеха дел, даст нам только возможность воспользоваться временем, которое нам дал гр. Гилленборг. Разумеется, не от моих попечений будет зависеть, если это не применится к настоящим обстоятельствам. Я бы смел льстить себя надеждою, что оправдаю надежды, которыя угодно Швеции возлагать на меня, когда бы моя совершенная преданность к ней оказала на деле желаемыя мною последствия.

Я должен вас предупредить, что сюда доходят из Стокгольма частныя письма, из которых видно,

Стр. 552

что гр. Гилленборг старается при всяком случае называть царицу принцессою Елизаветою, и я мог приметить, что это обстоятельство произвело здесь впечатление и раздражило умы.

Отъезд в Москву не изменяет ни в чем распоряжений касательно войны. Собирают военный совет; составляют соображения касательно военных действий; царица возвратится в Петербург; армиею будет командовать Ласси.

© Вычитка и оформление – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru), 2005
Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы.
© П. Пекарский, примечания и дополнения, 1868
© Оцифровка — Владимир Шульзингер, 2004
Текст приводится по изданию: П. Пекарский. «Маркиз де-ла Шетарди в России 1740-1742 годов. Перевод рукописных депеш французскаго посольства в Петербурге». С.-Петербург. Отпечатано в типографии Юсафата Огризко в 1868 г.



Рейтинг@Mail.ru