Оглавление

Маркиз де Шетарди
(1705-1758)

Маркиз де-ла Шетарди в России 1740-1742 годов

Письмо де-ла-Шетарди к ... из Петербурга 28 июня 1740 г., получено 22 июля.

Стр. 98

Я получил третьяго дня письмо от 3 числа настоящаго месяца, которым вы меня удостояли. Удовольствие, что мои донесения от 23 и 26 апреля вам достаточно объяснили настоящее положение русскаго двора, тем более увеличилось во мне, что я вижу вас уверившимся в образе действий, который, как должно ожидать, будет продолжать русское министерство.

Россия не имеет и не может иметь честолюбивых замыслов касательно Швеции. Русский двор, а не нация, только будет стараться об удержании завоеваний, подтвержденных ништадтским миром, потому что их считают необходимым посредствующим между этим государством и Европою звеном, которое дает русскому правитедьству возможность принимать участие в европейских делах. Еще можно предполагать, что Россия для участия в них с большею свободою и чтобы не быть в том удерживаемою от своих соседей, будет стараться ослаблять Швецию, возбуждая в ней внутренние раздоры. Нельзя также сомневаться, чтобы

Стр. 99

Россия не предвидела минуты, когда шведский трон останется праздным, и чтобы она не составила плана о возведении на него прямо, или косвенно такого принца, который был бы ей тем обязан и котораго бы она вовсе не опасалась. Что же касается до войны, которая ныне возникает, то конечно царица, более чем кто либо, будет чувствовать опасение, весьма естественное в женщине и потому извинительное, но я не думаю, чтобы для побеждения этого опасения были готовы теперь на пожертвования. Речь о пожертвованиях была бы кстати при дальнейшей войне с туркам: когда здесь чувствовали, что не будут в состояни бороться со шведами, а потому, для удержания их, необходимо было возбудить надежду на вознаграждение,

Г. Нолькен хотел достигнуть этого и тем обнаружил все. Без сомнения он слишком увлекся надеждою и желанием отличиться пред своим двором, Bысказанныя ему чувства были вовсе не искренны, и из того следует, что теперь русский двор, будучи в выгоднейшем положении, сочтет для себя излишним уступать, как только он ничего не просит.

Царица в союзе с императором, королем Августом и Англиею по торговым сношениям, и только к одной из этих трех держав она может обратиться с просьбою о посредничестве для примирения с Швециею. Я не полаrаю, чтобы первая выказала себя расположенною к тому; не думаю, чтобы сношения короля Августа с Швециею были на столько тесны, и значение его посредничества на столько велико, чтобы он захотел себя уронить, вызываясь на отказ со стороны Швеции. Различными соображениями, которыя несколько времени тому назад имел смелость представить на ваше усмотрение, я сказал все касательно Англии, в обоих случаях — будут ли ее просить, или сама она предложит свои услуги. Однако, чтобы лучше уверить-

Стр. 100

ся, не сделано ли каких нибудь попыток по этому предмету, я, говоря с прусским посланником, делал вид, что негодую на шведов за то, что они, выказывая дурное расположение, впрочем вовсе не имеют его, и оно не произвело никакого действия. Шутя, я прибавил, что это прекрасный случай, которым может воспользоватъся Bальполь*), так как англичане веегда большие охотники принимать участие в переговорах, размножат их и таким образом питать тщеславие, которым одержимы англичане, называя себя великими уровновешивателями Европы (bаlаnсiеrs). Г. Mардефельд мне отвечал, что хотя англичане со времени последней войны не принимали участия в делах (ils fussеnt hоrs dе jеu), однако он не поручится за то, чтобы Bальполь не захотел воспользоваться недоверчивостью, существующею между Россиею и Швециею; но притом уверен, что первая для прекращения ея не сделает шага и будет спокойно выжидать событий. Я сделал вид, что одобряю и хвалю такой образ действия русскаго двора.

Распространился смутный слух о каком-то возстании в Астрахани и Казани. Полагают, что для укрощения и утишения виновников его, послали генерал маиора Апраксина под предлогом (действительно герцог курляндский старается, чтобы этому поверили) встречи новых персидских посланников. Mожет быть, что тут есть правда, и что Bолынский, бывши губернатором в названных губерниях, хотя и сделался там ненависттым своим казнокрадством, однако имел и приверженцев, и что волнение есть следствие его дела**). Для русскаго министерства то не-

*) Сир Роберт Bальполь, иввестный государственный человек в тогдашней Англии.

**) Mанштейн, впрочем, также говорит, что Апраксин (Степан Федорович, впоследствии фельдмаршал), был послан в Астрахань для предупреждения персидскаго посланника, который явился бнло к русским границам со свитою в 16 т. человек и 20-ю пушками. Под командою Апраксина было 5 пехотных и 6 драгунских полков, и он велел объявить персидскому посольству, что огромная пустыня, разделяющая Астрахань от Mосквы, не дозволит ему отправиться в Россию с такою огромною свитою (Mеmоirеs sur lа Russiе, II, р.р. 126, 127).

Стр. 101

приятно, что узнав о подобном событии, оно не в состоянии ни следить за ним, ни изследовать начала развития. B иных странах, можно, не удаляясь от лица государя, которому служишь, знать все, что ни происходит в его владениях и иметь там, или в соседственных местах хороших корреспондентов. Здесь же пространство земель, подвластных царице, чрезвычайно огромно; она живет на одном конце своих владений, и тем менее известно о происходящем в других частях их, что они сопределены с областями, с которыми невозможно переписываться.

© Вычитка и оформление – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru), 2005
Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы.
© П. Пекарский, примечания и дополнения, 1868
© Оцифровка — Владимир Шульзингер, 2004
Текст приводится по изданию: П. Пекарский. «Маркиз де-ла Шетарди в России 1740-1742 годов. Перевод рукописных депеш французскаго посольства в Петербурге». С.-Петербург. Отпечатано в типографии Юсафата Огризко в 1868 г.



Рейтинг@Mail.ru