Оглавление

Маркиз де Шетарди
(1705-1758)

Маркиз де-ла Шетарди в России 1740-1742 годов

5 декабря 1741 года.

Стр. 453

При частных свиданиях, когда царица дозволила мне бывать у нея (dе lui fаirе mа соur), в среду и сегодня, я мог убедиться, что Бракель не казался ей отныне пригодным для дел, потому что до сих пор его употребляли только, как креатуру Остермана. Эта причина, основательная сама по себе, не могла не дозволить мне сделать замечания, которое моя приверженность к ней уже заставляла делать, именно что ни в каком случае неприлично, чтобы Бракель, Кейзерлинг, Зольмс и Корф исполняли должности ея министров при иностранных дворах*). Это значило

*) O Кейзерлинге, Корфе и Бракеле, упоминалось выше на стран. 8, 89 — 90. Последний из них умер вскоре после восшествия на престол Елизаветы русским министром при Берлинском дворе. Двое первых оставались русскими послами и при Елизавете. Зольмс был зять фельдмаршала Mиниха, и во время суда над ним ему ставили в вину возвышение Зольмса. Mиних отвечал: «Зятю своему, гр. Зольмсу без знатной услуги вдруг чинами наградить и при польском дворе министром определить — вспоможение в том чинил по свойству и уповая, что он однакож и достоин»...

Стр. 454

выказывать недостаток, приносящий очень мало чести русским людям, когда старались до сих пор предпочитать иноземцев природным русским; а между тем государю никто никогда не может служить вернее своих природных подданных (sujеts nаturеls). Царица одобрила и этот взгляд. и мои мысли, и мое усердие, и намерена отозвать в скором времени четырех из названных мною лиц. Желание ускорить благоприятное для Бестужева распоряжение побудило меня напомнить государыне, что иностранные министры говорили мне, как это и было в самом деле, что они очень затрудняются иметь сношения с кн. Черкасским, который не знает никакого иностраннаго языка, и сильно желают, чтобы царское величество соизволила избрать министра, к которому могли бы они обращаться. «Еще не время, отвечала она, впрочем, что вам за нужда? Вы будете вести переговоры прямо со мною, а другие иностранные министры пусть делают, как знают!»

Она была так благосклонна, что сообщила мне при этом случае, что маркиз Ботта, не теряя ни одной минуты, требовал, при содействии кн. Черкасскаго, об оказании помощи (Австрии) в 30 т. человек. «Я велела ему сказать, прибавила она, что сама вынуждена вести войну, а первое правило думать прежде о себе, а не о других. Я желала бы знать, на что полезен союз с австрийским домом и какое из него сделать употребление?»... «Очень небольшое в настоящее время, отвечал я; что же касается до прошедшаго, то вы были бы обязаны ему признательностью, когда бы он своими происками имел в виду увеличение вашей славы, которую вы себе стяжали вступлением на престол. Как мои речи никогда не будут изменчивы в том, что касается вашей пользы, то вы можете припомнить, что я имел честь говорить вам год тому

Стр. 455

назад. Если бы не было вас и если бы не выказали вы мужества, то венский двор, всегда надеявшийся руководить Россиею по своему усмотрению, успел бы возложить корону на главу сына принца брауншвейгекаго и таким образом исполнил бы дело, над которым начал работать с 1714 (1711 г. ?) при помощи брака царевича с принцессою Беверн.» «Я помню эти слова очень хорошо, отвечала она, смеясь, но согласитесь что этот план хотя и начат издавна, однако в одну минуту ниспровергнут даже до основания.»

Я не колеблюсь думать, что царица выразилась таким образом с тем большею искренностью, что она, будет искать посредничества его величества для умирения Севера. По-крайней мере не будет она отвращена от того: ныне Францию здесь благословляют (lа Frаnсе еst аujоurd’hui еn benedictiоns)!

Нация единодушно признает, что мир со Швециею и Портою, единственными соседями и естественными своими врагами, которых имеет Россия, будет тогда только прочно утвержден, когда употребит его величество (французский) уважаемую силу своего благосклоннаго представительства (lе роids rеsресtаblе dе sеs bоns оffiсеs). Нация также единодушно возвращается к тому, чтобы упрочить крепчайшим образом связи с его величеством, и я знаю, что для утверждения их на всегда, заняты уже мыслию о браке между одною из французских принцесс с герцогом голштинским как только он будет признан наследником престола. Каковы бы ни были последствия таких обстоятельств, во всяком случае, я не полагаю, чтобы было слишком рано сообщить вам об этом. Заранее предупрежденные чрез то о расположении здесь умов, его эминенция и вы, милостивейший государь, будете лучше в состоянии оценить, что может более споспе-

Стр. 456

шествовать славе и выгодам его величества, и оправдывает ли такое расположение предвиденную мною, 26 октября, возможност подчинить вполне Север влиянию короля и доставить здесь случай к выгодной торговле французам на развалинах английской и голландской?

© Вычитка и оформление – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru), 2005
Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы.
© П. Пекарский, примечания и дополнения, 1868
© Оцифровка — Владимир Шульзингер, 2004
Текст приводится по изданию: П. Пекарский. «Маркиз де-ла Шетарди в России 1740-1742 годов. Перевод рукописных депеш французскаго посольства в Петербурге». С.-Петербург. Отпечатано в типографии Юсафата Огризко в 1868 г.



Рейтинг@Mail.ru