Оглавление

Паскевич Иван Федорович
(1772-1856)

Переписка по вопросам стратегического планирования Восточной войны 1853-56 гг.

Всеподданнейшая записка князя Варшавского от 10 (22) июня 1854 года из г. Яссы

Приложение No 1814

Всеподданнейшая записка5 князя Варшавского от 10 (22) июня 1854 года из г. Яссы

Войска наши, перейдя на левый берег Дуная, вышли из той опасности, в которую ставило их невыгодное положение под Силистрией. Сосредоточиваясь у Плоешти и Бузео, линия наша сокращается и правый фланг обеспечивается, по крайней мере, на случай выхода австрийцев в Валахию из Германштадта.


1 Архив канц. Воен. мин., 1853 г., секр. д. № 60.

2 Государь император изволил отвечать 18 июня.

3 Здесь на полях документа сделана собственноручная государя императора отметка для военного министра:

«Кроме этого письма и приложенных бумаг, я ничего не получал; по смыслу записки полагать должно, что осада Силистрии снята и армия перешла на левый берег Дуная; но я ничего от Горчакова, стало быть, из армии не получил. Имеешь ли ты?»

4 Архив канц. Воен. мин., 1853 г., сскр. д. № 60.

5 На записке написано карандашом:

План этот почти согласен с моими собственными мыслями. 18 июня 1854 г. Князь Долгоруков

Об этом писано Его Величеством князю Варшавскому лично.

Стр. 695

Но, приехав сюда, узнал я, что выходы из гор в Молдавию, которые мы считали непроходимыми, представляют несколько дорог, удобных для колес, так что австрийцы могут выйти во фланг и тыл наших позиций везде, начиная от Кронштадта, из Трансильвании, Буковины и Галиции, на продолжении 250 верст.

Для сокращения сей опасности я сделал между прочим следующие распоряжения:

1) В Окнах и Фокшанах поставлены бригада 16-й пехотной и бригада 6-й легкой кавалерийской дивизии.

2) В Бырлате и далее к Аджут-Ногу направляются из Бендер: другая бригада 16-й пехотной и бригада резервной уланской дивизии, но, может, меры сии будут недостаточны, ибо, судя по приготовлениям Австрии, предполагать должно, что она если решится объявить нам войну, то будет действовать в больших силах.

Австрия, как известно, готова будет к 4 июля нового стиля. Она собрала в Трансильвании, Венгрии, Буковине и Галиции до 180 тысяч войск. Я считал, что гр. Ридигер может содействовать правому флангу Дунайских войск, удерживая Галицийский корпус, но войска его, расположенные на южной границе Польши, по малочисленности сами могут легко быть удержаны корпусом Шлика, а весь Галицийский корпус, до 45 тысяч, может быть брошен во фланг и тыл Дунайской армии.

Итак, предполагая, что Австрия выйдет против нас из Трансильвании со 100 тысячами, войска князя Горчакова будут иметь против себя до 150 тысяч австрийцев, а в тылу до 120 тысяч турок и 70 тысяч англичан и французов1. Наших же войск всего 170 тысяч на протяжении более 700 верст от Тарнополя до Плоешти.

Если бы армия наша оставалась на позиции между Плоешти и Бузео и решилась бы тут принять сражение, то или нашлась бы в невыгодном положении, имея за собой три реки, или во всяком случае была бы задержана, если бы неприятель вздумал отступить, а между тем австрийцы, выйдя чрез Окна на Фокшаны или Бырлат, успели бы уничтожить наши запасы хлеба и пороха, истребить мосты на Серете и Пруте и отрезать нашей армии всякую возможность к отступлению, прикрываясь сами двумя реками. Если бы они вышли даже там временно, то им достаточно 24 часов для того, чтобы разорить все у нас в тылу.

Окруженная со всех сторон, лишаясь магазинов и стесненная на переправах, армия будет в страшном положении. Потеря же армии была бы гибельна для России.

В сих обстоятельствах жертвовать армией я считаю делом пагубным.

Сии случайности войны были предвидены, и решено было Вашим Величеством, когда Австрия объявит нам войну, отойти за Серет. В сем расположении одна лишь оконечность нашего правого фланга может быть


1 Собственной Его Величества рукой написано карандашом: «Откуда взялись?»

Стр. 696

обойдена австрийцами из Черновиц и Тарнополя, но позиция наша будет достаточно сильна, если мы поставим на правом нашем фланге 2 или 2,5 дивизии пехоты с сильной кавалерией; на левом фланге также две дивизии, под командой Лидерса, а в центре будем иметь 5 дивизий. Итак, я бы смел предложить следующий план:

1) Может быть, что меры, принятые для того, чтобы остановить выход австрийцев на Окна, будут достаточны для из удержания, и они или вовсе не решатся выйти на Окна, или мы будем в состоянии дать им отпор.

В таком случае, отводя войска их Валахии к Плоешти и Бузео, я бы полагал со своей стороны удобнейшим: оставив в сих пунктах только передовые сильные отряды, по удобству местоположения, расположить войска между Бузео и Рымником, устроив 5 или 6 переправ в Фокшанах и на Серете, и выжидать, предпримут ли австрийцы обход нашей линии чрез горы на Окна. Если мы удостоверимся, что австрийцы с сей стороны, т. е. из Кронштадта и Быстрицы на Окна и из Черновиц и Быстрицы на Батушаны и Фальтичени, ничего не предпримут,— а неприятель будет преследовать нас со стороны Валахии, то мы можем обратиться в наступление и опрокинуть ту часть, которая ближе подойдет к нам.

Если же, напротив, неприятель преследовал бы нас и в то же время австрийцы находились в возможности обойти нас с правого фланга и выйти в тыл нам, тогда бы я полагал необходимым принять те меры, кои утверждены были в С.-Петербурге, и потому:

2) отойти за Серет и оставаться в выжидательном положении. Неприятель, не имея магазинов, принужден будет остановиться. Если

какая-либо часть его выдвинется слишком далеко, то мы должны стараться разбить ее отдельно, пользуясь каждой ошибкой неприятеля.

3) Если же австрийцы вздумали бы и здесь обойти наш правый фланг, на что, однако, потребно время и для чего они должны будут ослабить свой центр, и если бы все соединенные силы турок, англичан, французов и австрийцев заставили нас оставить Серет, то мы отступаем за Прут и повторяем тот же маневр; позиция же за Прутом представляет те же и более выгод, как и за Серетом.

Таким образом, думаю я, пройдут июль и половина августа, ибо неприятель не может действовать быстро.

Так мы маневрировали в 1812 году и потому только сохранили армию, что отошли, не давая сражения.

Но все это я представляю в самом счастливом предположении, что ни одной ошибки мы не сделаем и ни одна наша часть не будет нигде разбита. Нельзя, конечно, ожидать, чтобы генералы, из коих иные, никогда не видавшие войны, но командующие отдельными частями войск, были в войне все хороши. Чтобы счастливо отойти, надо много условий: в войне оборонительной надо быть везде готовыми, следовательно, везде иметь магазины и запасы пороха, не зная еще, где должны будем маневрировать

Стр. 697

и где принять сражение, и необходимо иметь резервы, которые бы вовремя поспевали.

Видя необходимость принять неотлагательные меры, я между тем в смысле своих предположений писал уже князю Горчакову и требовал его мнения1.

Генерал-фельдмаршал князь Варшавский

Стр. 697

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по изданию: Восточная война, 1853—1856. В 2т. Т. II, в 2ч. Ч 2. / А.М. Зайончковский. — СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2002— 716, [4] c.: ил. — (Великие противостояния)
© А.В. Сергеев, переплет, 2002
© ООО «Издательство «Полигон», 2002
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru