Текст соответствует изданию:
"1812 год в воспоминаниях современников", под ред. Тартаковского А.Г.
М.: Наука, 1985, С. 72-105

Оглавление

И.Ф. Паскевич

Походные записки

Предисловие издателя

Крупнейший военный и государственный деятель своего времени Иван Федорович Паскевич, без сомнения, представлял собой весьма характерную историческую фигуру эпохи николаевского царствования.

Удостоенный уже в 1829 г. воинского чина генерал-фельдмаршала (выше которого Табелью о рангах тогда не предусматривалось), получивший в 1828 г. титул графа Эриванского, а в 1831 г. - светлейшего князя Варшавского (более высокие титулы могли носить лишь члены императорской фамилии), Паскевич до конца своих дней пользовался безграничным доверием Николая I, выполняя наиболее ответственные его поручения и будучи единственным человеком, к которому государь-император обращался не иначе, как «Отец-командир».

Являясь, таким образом, своеобразным олицетворением николаевской эпохи, Паскевич, разумеется, не мог не разделить с ней и того отношения, зачастую диаметрально противоположного, которое она вызывала со стороны представителей различных общественных кругов. Отсюда крайняя полярность в оценке его деятельности - от откровенно панегирических до иногда оскорбительно-уничижительных эпитетов и характеристик, встречающихся в отечественной историографии.

Бесполезно было бы попытаться примирить эти полюсы и подобрать такую оценку, которая оказалась бы приемлемой для всех. Единственное, что сегодня вряд ли вызовет возражения, - это необходимость самого серьезного критического анализа биографии столь видного государственного деятеля. Довольно обширные материалы для такого анализа собраны в труде князя А.П. Щербатова.(Щербатов А.П. Генерал-фельдмаршал князь Паскевич. Его

Стр. 72

жизнь и деятельность. СПб.. 1886-1900. Т. 1-7). Богатейший материал, далеко не исчерпанный книгой Щербатова, хранится в личном фонде И.Ф. Паскевича в РГИА в С.-Петербурге и в других архивохранилищах страны. Весь этот материал еще ждет своих исследователей.

Напомним основные вехи его биографии. Он родился в 1872 г. в Полтаве, в семье помещика, предки которого происходили из малороссийской казачьей старшины. В 1793 г. Паскевич был определен в Пажеский корпус в С.-Петербурге, по окончании которого произведен в поручики лейб-гвардии Преображенского полка с назначением флигель-адъютантом к императору Павлу I.

В 1805 г. флигель-адъютант Паскевич был назначен в распоряжение генерала И.И. Михельсона, армия которого находилась на западных границах в разведке. И лишь два года спустя, когда Михельсону были поручены военные действия против Турции, Паскевичу удалось попасть на поле боя. Здесь, на Дунае, молодой офицер получил свои первые боевые награды, был ранен. В мае 1810 г. назначен командиром Витебского пехотного полка, а 4 декабря того же года произведен в генерал-майоры. После чего Паскевич был отозван из Дунайской армии на Украину, где ему было поручено участвовать в формировании новых полков в связи с подготовкой к военным действиям против Наполеона. С января 1812 г. генерал-майор Паскевич командовал 26-й пехотной дивизией, располагавшейся в составе 2-й армии на западной границе. Этот период его деятельности достаточно подробно описан в публикуемых ниже «Походных записках».

После Бородинского сражения он занимался переформированием своей дивизии, принимал участие в сражениях под Малоярославцем, Вязьмой, Ельней, Красным. В 1813 г. Паскевичу было поручено блокировать крепость Модлин. За отличие в битве под Лейпцигом произведен в генерал-лейтенанты. С января 1814 г. командовал 2-й гренадерской дивизией, во главе которой 18 марта вступил в Париж. По возвращении в Россию дивизия Паскевича была расквартирована в Смоленске.

В 1817-1818 гг. Паскевич сопровождал великого князя Михаила Павловича в поездках по России и заграницу. Впоследствии командовал гвардейской дивизией. В феврале 1825 г. пожалован генерал-адъютантом и командиром 1-го пехотного корпуса, штаб которого был расквартирован в г. Митаве. Состоял членом Верховного уголовного суда по делу декабристов.

В августе 1826 г., находясь на коронационных торжествах в Москве, Паскевич получил назначение на Кавказ, где в то время начались военные действия против Персии. На Кавказе Паскевичу, произведенному тогда же в генералы от инфантерии, поручалось командование войсками «под главным начальством» А.П. Ермолова, что и послужило в дальнейшем источником недоразумений и столкновений между этими двумя военачальниками. После увольнения Ермолова в 1827 г. Паскевич единолично руководит военными действиями против Персии, успешно заканчивая войну подписанием Туркманчайского договора в 1828 г. А затем столь же успешно руководит войсками на,) Кавказском театре в русско-турецкой войне 1828-1829 гг. По заключении мира генерал-фельдмаршал Паскевич приступил к административному устройству края, но уже в 1831 г. ему было поручено возглавить войска, действовавшие против польских повстанцев.

Закончив польскую кампанию взятием Варшавы в том же году и получив титул светлейшего князя Варшавского, Паскевич становится наместником в Царстве Польском, теперь уже надолго сосредоточивается на делах административно-гражданского характера. И лишь в 1849 г. ему снова довелось руководить военными действиями во время похода русских войск в Венгрию.

Стр. 73

Принудив к капитуляции венгерские революционные войска, Паскевич вновь возвращается к административной деятельности в Польском крае. В феврале 1854 г.. вскоре после начала Крымской войны. Паскевич был назначен главнокомандующим Западной и Южной армиями. Но в мае того же года покидает армию, направляется для лечения сначала в Яссы, а затем в Гомель, где и умирает в январе 1856 г.

Менее известен был, как при жизни, так и после смерти, Паскевич-мемуарист. Он не только не стремился обнародовать свои воспоминания, но в ряде случаев готов был даже прибегнуть к мистификациям, чтобы скрыть авторство. В связи с чем и до сих пор затруднительно определить степень его личного участия, а также обстоятельства и время написания того или иного раздела из всей совокупности его мемуарного наследия, состоящего из различных набросков, черновиков, многочисленных редакций, законченных и уже опубликованных произведений.

Воспоминания Паскевича начинаются с описания событий русско-турецкой войны с 1806 по 1810 г. включительно (воспоминаний, относящихся к более раннему периоду, не обнаружено). Затем следуют публикуемые ниже «Походные записки» о войне 1812 г., которые охватывают период от начала кампании и до Бородинского сражения и представляют собой самостоятельное законченное произведение мемуарного характера.

В основу настоящей публикации положена окончательная редакция «Походных записок», которая представлена двумя рукописями (РГИА. Ф. 1018. Оп. 9. Д. 165. Л. 1-97 об.; Д. 172. Л. 1-81 об.). Обе рукописи беловые, написаны писарским почерком, на первой из них сделаны неизвестной рукой карандашные исправления и дополнения, во второй, являющейся копией с первой, которая ей, таким образом, предшествовала, эта правка включена в текст рукописи. Кроме того, во второй рукописи отсутствуют два фрагмента: описание Бородинской битвы со слов «при селе Бородино место, избранное для сражения...» до конца и отрывок из описания соединения армий под Смоленском со слов «овладеть Смоленском...» до слов «...через Днепр». На полях этой рукописи имеется несколько карандашных помет, сделанных той же рукой, что и правка в первой рукописи, судя по ссылкам на книгу М.И. Богдановича «История Отечественной войны 1812 г.» (СПб., 1859-1860. Т. I-III) уже после смерти Паскевича.

Текст «Походных записок» печатается по второй рукописи, за исключением двух вышеупомянутых фрагментов, сохранившихся только в первой рукописи, по которой они и воспроизводятся.

Помимо публикуемой в настоящем издании окончательной редакции мемуаров Паскевича о войне 1812 г., сохранились еще две черновые редакции его мемуаров. Судя по характеру изменений и правки текста, работа над ними велась до оформления окончательной редакции (РГИА. Ф. 1018. Оп. 9. Д. 172. Л. 91-98 об., 99-164а). Эти черновые редакции написаны почерком, идентичным почерку карандашных дополнений и исправлений в текстах окончательной редакции. Принадлежность почерка не установлена; по всей видимости, их писал кто-то из приближенных Паскевича. Первоначально повествование в черновых редакциях велось от 3-го лица, затем 3-е лицо исправлено на 1-е, и изложение уже велось, таким образом, от имени самого Паскевича.

Текст окончательной редакции написан на бумаге с филигранями, относящимися к 1830 г. (Здесь и далее датировка филиграней и штемпелей осуществлялась по кн.: Клепиков С.А. Филиграни и штемпели на бумаге русского и иностранного производства XVIII-XX вв. М., 1959.) Но текст, предыдущих, черновых редакций написан на бумаге со штемпелями 1833-1834 гг. Следовательно, дошедшие до нас тексты «Походных записок» Паскевича начали

Стр. 74

составляться ранее 1833-1834 гг. Окончательная же их редакция, очевидно, появилась позднее. Как известно, в 1836 г. А.И. Михайловский-Данилевский обратился ко многим участникам Отечественной войны 1812 г. с просьбой прислать свои воспоминания. Паскевич в ответ на это обращение отослал к нему 10 июня 1837 г. два отрывка из своих мемуаров: описание дела под Салтановкой и Смоленского сражения (со слов «В Старом Быхове узнали...» до цитаты на французском языке включительно). Причем Паскевич особо отметил, что «писал свои записки не для печати, но рад буду, если они для Вас могут быть полезны как материал в тех случаях, когда дело идет не обо мне, а вообще о происшествиях той эпохи. Во всяком случае, Вы меня обяжете, если будете содержать в тайне, что два эти отрывка получены Вами от меня» (РГВИА. Ф. ВУА. Д. 3496. Л. 1). Присланные им отрывки были скопированы не с окончательной, а с одной из черновых редакций. Это позволяет предположить, что окончательной редакции тогда еще не было, т.е. что она появилась после июня 1837 г. В марте 1838 г. Михайловский-Данилевский возвратил Паскевичу его отрывки, а тот внес в них некоторые исправления (Там же. Л. 2). Эти исправления не отразились на тексте окончательной редакции, следовательно, к тому времени она, видимо, была уже составлена (лишь позднее аналогичные по содержанию, но отличающиеся текстуально исправления были внесены в нее в виде карандашной правки) (РГИА. Ф. 1018. Оп. 9. Д. 165. Л. 1-97 об.). Сказанное позволяет предположительно датировать ее периодом от июня 1837 до марта 1838 г.

Позднейшая копия с окончательной редакции, по которой воспроизводится основная часть текста «Походных записок», была изготовлена, судя по штемпелям на бумаге, после 1841 г., а вероятнее всего, в 1851-1852 гг., так как именно в это время Паскевич, по его же словам, завершал работу над рукописью воспоминаний о русско-турецкой войне 1806-1812 гг., которые были написаны на такой же бумаге и тем же писарским почерком (Там же. Д. 162. Л. 63-63 об.).

Обстоятельства написания мемуаров Паскевичем в настоящее, время остаются не вполне выясненными. Черновые редакции мемуаров, как уже говорилось, написаны почерком неизвестного лица, вероятно из окружения Паскевича. Но это не копия предшествующего, уже завершенного авторского текста - многие слова и даже фразы в рукописи зачеркивались в процессе ее написания. По всей видимости, текст также не был написан под диктовку, которая предполагает другой характер правки. Остается предположить, что текст составлен на основе устных рассказов Паскевича либо, что более вероятно, на основе предыдущих фрагментарных записей его воспоминаний. Правда, такого рода записей о событиях, отразившихся в «Походных записках», в настоящее время не обнаружено. Зато сохранились подобные записи о более поздних событиях, описание которых в мемуары не вошло. Это отрывочные записи, сделанные карандашом тем же почерком, что и черновые редакции мемуаров, с многочисленными сокращениями слов, написанные явно под диктовку Паскевича. В одном месте в записях прямо > сказано: «После диктации моей о партизанах пришло мне в голову...» (Там же. Д. 172. Л. 265).

Очевидно, по мере переделки этих записей в литературно обработанный текст они уничтожались. Можно полагать, что записки о событиях после Бородинского сражения сохранились только потому, что так и не были сведены в литературно обработанный текст. После литературной переработки продиктованных Паскевичем записок лицо, выполнявшее ее, по-видимому, читало свой текст Паскевичу и под его диктовку или по его замечаниям вносило в текст исправления и дополнения.

Стр. 75

Сохранившиеся записи устных воспоминании Паскевича охватывают период от окончания Бородинского сражения до конца наполеоновских войн (РГИА. Ф. 1018. Оп. 9. Д. 172. Л. 165-173 об.. 261-267 об.. 274-309, 313-360 об., 367-411 об.), они написаны на бумаге со штемпелем 1841 г.

Но, судя по биографическому труду Щербатова, который широко пользовался записями устных рассказов Паскевича и часто их цитировал, в них излагались события и последующей его жизни, вплоть до 1852 г. (Щербатов А.П. Указ. соч. Т. 1), однако эта последняя часть записей не разыскана.

По-видимому, в дальнейшем Паскевич (или кто-то из его приближенных) приступил к сведению и новой переработке мемуаров начиная с 1806 г. Работа была доведена до Бородинского сражения, как писал о том Щербатов (Там же. С. 11). Сама рукопись этих сводных мемуаров в настоящее время не обнаружена, но, судя по многочисленным цитатам из нее, приводящимся в книге Щербатова, новый текст значительно отличался в ряде случаев и по смыслу от тех рукописей мемуаров Паскевича, которые хранятся в настоящее время в РГИА.

«Походные записки» Паскевича целиком никогда не издавались. Были опубликованы только два отрывка из них, которые Паскевич в 1838 г. передал Михайловскому-Данилевскому (Харкевич В.И. 1812 год в дневниках, записках и воспоминаниях современников. Вильна. 1900. Вып. 1. С. 82-111; Отечественная война 1812 г. Отд. 1. Материалы ВУА. СПб., 1911. Т. XVIII. С. 223-235). Кроме того, в газете «Неделя» было опубликовано описание Бородинского сражения со слов «9 августа вторая армия...» до конца (Неделя. 1962. № 29 С. 8-9).

Стр. 76

Оцифровка и вычитка -  Константин Дегтярев, 2004

срочные переводы в калуге

Рейтинг@Mail.ru