Текст приводится по изданию: Миранда Франсиско де. Путешествие по Российской Империи / Пер. с исп. — М.: МАЙК «Наука/Интерпериодика», 2001.
© Российский комитет сотрудничества с Латинской Америкой, права на издание на русском языке, 2000
© М.С. Алперович, В.А. Капанадзе, Е.Ф. Толстая, перевод, 2001
© МАЙК «Наука/Интерпериодика», 2001

 Оглавление

Франсиско де Миранда

Путешествие по Российской империи

КРОНШТАДТ-ОРАНИЕНБАУМ-ПЕТЕРГОФ

8 июля. В половине восьмого утра выехал в карете, запряженной шестеркой лошадей, в Ораниенбаум, который находится в 40 верстах отсюда. До Петергофа дорога превосходная, а загородные дома, большей частью дворцы, и сады по обеим сторонам так ее украшают, что езда превращается в истинное наслаждение. До Петергофа 26 верст, до Ораниенбаума еще 14, итого 40, но вторая часть пути не столь хороша, как первая.

В половине одиннадцатого прибыли, и мне тут же предложили десятивесельную шлюпку, на которой я за рубль переправился со слугой в Кронштадт, за семь верст от Ораниенбаума. Море было бурное, и лишь в половине двенадцатого я снова ступил на берег. Сразу же направился к адмиралу Грейгу, коему привез письмо от герцога Серракаприолы. Адмирала не оказалось дома, и я до полудня бродил в поисках какого-нибудь пристанища, пока не нашел одного немца, спросившего с меня рубль за комнату и другой за стол. Комната, надо сказать, приличная.

В два пообедал, а в четыре адмирал, возвратившийся из своего загородного дома, прислал за мной адъютанта. Я пошел к нему и был принят с чрезвычайной любезностью. После чая мы в сопровождении барона Палена, инженер-майора и главного тут человека, отправились осматривать портовые сооружения. Сначала поплыли в шлюпке к восточному рейду, где стоят почти все линейные корабли и фрегаты, находящиеся в отменном состоянии. Я заметил, что по типу это чисто английские суда. Затем подплыли к пристани с парапетом, ранее деревянной, теперь же по приказанию императрицы возводят гранитную, по основательности и великолепию достойную римлян. Но каково же было мое изумление, когда я измерил глубину и обнаружил, что она составляет 35 и даже 40 футов. О, Петр Великий!

Стр. 250

Затем направились к центральному рейду, почти пустому, с четырьмя кораблями, не более, и наконец, к западному, рассчитанному на все торговые суда, даже если их будет тысяча. На двух же других рейдах могут стоять более ста линейных кораблей, 40 фрегатов и проч., то есть столько, сколько Россия, судя по ее нынешнему состоянию, никогда иметь не сможет. Если торговля будет развиваться быстро, можно соорудить еще один порт, благо для этого есть подходящее место с гаванью. Парапет уходит в море более чем на версту и окаймляет все три рейда, а длина крепости в окружности составляет восемь верст, как сообщил мне вышеупомянутый инженер. Каменный парапет, облицованный гранитом, возводят с 1784 года, и невозможно поверить, что столько уже удалось сделать. Камень привозят из Выборга, с островов у финского побережья, за 40 верст отсюда.

Мы обошли весь западный рейд, и я видел на складах несколько шотландских лафетов, целиком железных, на первый взгляд очень хороших и удобных, тем более что, как мне сказали, они весят ненамного больше других. Видел также прекрасную шлюпку, сделанную по английскому образцу по приказу адмирала для императрицы, однако она ею ни разу не пользовалась; очень красивая. Когда осмотрели все намеченное на сегодня, было уже поздно, и мы отправились к адмиралу ужинать, но прежде он показал мне чертежи, чтобы я мог получить точное представление о порте, арсенале и будущих проектах. Беседа продолжалась до полуночи, и я решил остаться также и на завтра, поскольку многое еще хотелось увидеть.

9 июля. Шел сильный дождь, и потому барон, вместо того чтобы прибыть в шесть утра, появился лишь в десять. Мы отправились к огненной машине[i], являющей собой удивительное сооружение. Это цилиндр диаметром 5 футов 2 дюйма[ii], изготовленный в Шотландии и установленный здесь шотландцем же Смитом, простым кузнецом; за девять дней эта машина осушила большой водоем глубиной 61 фут, длиной ... футов и шириной ... футов, и она вмещает столько воды, сколько нужно для заполнения всех каналов, весьма широких.

Отсюда наш путь лежал в канатную мастерскую, каковая имеет в длину 240 английских морских саженей[iii] и состоит из трех помещений, где изготовляют всякие канаты и веревки. Затем, по-

Стр. 251

скольку шел дождь, проследовали к находящейся поблизости церкви и, не без труда взобравшись на самый ее верх, насладились прекраснейшими видами на весь Финский залив, Петербург и проч. Замечу, кстати, что это старое деревянное здание необычайно прочно, а верхняя его часть, очень изящная, напоминает корону.

После этого зашли на русский постоялый двор посмотреть, как питаются крестьяне и торговцы. Там оказалось чисто, хорошо и опрятно, какие-то молодые люди играли в бильярд, причем вели себя весьма благопристойно... Сколь же много значит торговля для того, чтобы цивилизовать нацию! Побывали также в лавке, торгующей съестными припасами, винами и проч., чистой и изобиловавшей товарами, купили сладости для детей адмирала, к коему отправились обедать.

Напившись кофе, пошли пешком к Большому каналу Петра I, имеющему полторы версты в длину, 105 футов в ширину и 38 в глубину. Он весь облицован камнем, на определенном расстоянии друг от друга находятся шлюзовые ворота, чтобы была возможность использовать ту его часть, которая необходима, а малые подземные каналы постоянно пополняют его водой. Здесь одновременно можно сооружать 13 линейных кораблей и еще пять восстанавливать, и в проекте, кажется, есть еще небольшое дополнение по поводу количества; сейчас строится лишь одно судно на 80 орудий. Осмелюсь заметить, немногие сооружения в мире воплощают в себе столь благородную и величественную идею, с первого раза поражающую воображение, а посему именно тут должна возвышаться фигура Петра Великого, подобно Колоссу Родосскому, и на соответствующем пьедестале.

Затем спустились вниз, ибо я никак не мог насытить свое любопытство, и там в начале, а лучше сказать, у входа в канал увидели два небольших деревянных обелиска с надписью, гласившей, что вода сюда впервые была пущена в 1752 году, во время царствования и в присутствии императрицы Елизаветы: «Елисаветы дело и творение».

Прошлись немного по порту, предназначенному для торговых судов, который тоже необычайно быстро одевают в прекрасный гранит, и узнали, что сейчас в нем находятся 500 судов, из них 228 английских. Я обнаружил судно из Сейлема в Новой Англии, принадлежащее моему другу господину Дерби. В течение года, согласно расчетам, порт может принять от 800 до 900 кораблей.

Стр. 252

Поднялись на борт чудесной яхты императрицы, роскошной и нарядной внутри, гораздо лучше тех, что мы видели в галерной гавани.

Отсюда отправились в новые казармы, строящиеся под руководством адмирала, очень удобные, где хоть сегодня могут разместиться 10 тысяч, а по завершении работ — 30 тысяч человек, то есть весь состав Российского военно-морского флота. Напротив находятся комфортабельные жилища офицеров, из которых они могут в любое время наблюдать за экипажем своего судна. Отхожие места, умывальни, кухни и прочее также расположены весьма удачно и, что самое главное, содержатся в большой чистоте. Вся эта постройка, а план ее, я могу это засвидетельствовать, подписан собственноручно императрицей, обойдется не более чем в пять миллионов рублей и станет лучшим в мире сооружением подобного рода.

Адмирал сообщил, что на сегодняшний день эскадра состоит из 42 линейных кораблей и 20 фрегатов. После того как он отправился разбирать свою почту, я пошел ужинать к барону Палену. Тот показал мне план Трои с развалинами, который я ранее не видел, и карту Дарданелл, мне известную, надо отметить, довольно точную. У него вообще прекрасное собрание книг по военному искусству, истории и т.д., и он кажется весьма образованным офицером. Выпили много, и я почти опьянел. Ушел в двенадцать.

10 июля. Дул бешеный ветер, и в восемь утра вода поднялась на три фута два дюйма, однако порту это не причинило никакого вреда, что свидетельствует о его безопасности и надежности. Завтракал с адмиралом, после чего мы пошли осматривать лазареты, которые содержатся в относительном порядке и чистоте. Из 500 находящихся на излечении 90 были с венерическими, или, как они говорят, «французскими» (franchusqui), болезнями. Посетили кухню и прочие помещения; весьма неплохо. Там я узнал одну вещь, и она мне очень понравилась: летом пациентов переводят в летний госпиталь, а этот тем временем белят, моют и проветривают, чтобы к зиме вернуть больных обратно. Побывали также в домике, именуемом дворцом, где жил Петр I, — первом здании на острове. Оно деревянное и почти разрушено; сохранились лишь обломки кровати, пара домашних туфель и зеркало, принадлежавшие этому необыкновенному человеку.

Оттуда отправились в Кадетский корпус, где майор господин де Монбили показал нам обсерваторию, классные и жилые комна-

Стр. 253

ты, различные приборы, суда для обучения маневрам и т.д. и сообщил, что в корпусе 600 кадетов, из них 200 — гардемарины. Все они сейчас находятся вне крепости, в лагерях. Воспитанники изучают английский, немецкий, французский и русский языки, причем начинают с азов; математику штудируют по Евклиду и господину Бугеру[iv]. Они разделены на пять рот по 120 человек в каждой, которыми командуют капитан, капитан-лейтенант, лейтенант, секунд-поручик и прапорщик. Первые трое офицеров относятся к военно-морскому флоту, двое других — к морской пехоте, причем назначают тех, кто в своих батальонах особенно отличился; эти двое учат кадетов воевать на суше. Занятия длятся четыре часа утром и четыре вечером. Есть еще 73 ученика сверх штата, которые посещают классы, но живут вне корпуса, пока не освободится место. Воспитанники поступают в корпус семи лет и выпускаются в 17, но прежде чем стать офицерами, они должны принять участие в двух крупных кампаниях (то есть за пределами Балтики) или в трех небольших и сдать экзамены по 33 предметам.

Обедали у адмирала, куда пришли также адмирал Круз[v], командовавший флагманским кораблем в эскадре Спиридова, тем самым, что взлетел на воздух, комендант крепости — бригадир Бергман, и молодой граф Головкин — добровольный участник морской экспедиции, которая вот-вот должна отправиться в путь под командованием капитана 1-го ранга Муловского[vi] Осмотрели также галерную гавань, предназначенную для небольших судов, поскольку глубина там составляет не более 14 футов; здесь же на отмели построено укрепление, защищающее вход. Сейчас тут в соответствии с грандиозным проектом, который должен быть завершен через десять лет, идут гранитные работы, и в них ежедневно принимают участие 2 тысячи человек.

С бригадиром господином Ханыковым, немного знающим по-французски, в карете адмирала ездили в лагерь Морского кадетского корпуса, в трех с половиной верстах от крепости. Он оказался почти затоплен, и, взяв с собой господина Монбили, мы отправились еще за четыре версты в деревню Толбухино (Torboujin), на окраине которой находится редут, теперь почти разрушенный, а в свое время его защитники отразили нападение высадившихся здесь шведов. Тогдашний командир майор Суайнович, в молодости дравшийся на дуэли с Орловым и в темноте ранивший его, живет тут же в

Стр. 254

небольшом домике с садом. Он предложил нам кофе, мы вошли и целый час рассматривали его сад, убогий домишко, внебрачных детей, которых он наплодил во множестве, и проч. Наверное, он прекрасный человек, во всяком случае, рост у него внушительный.

Возвратились той же дорогой, осмотрев по пути место, где испытывают пушки, а справа, недалеко от крепости — маленький деревянный загородный домик Петра I, все больше разрушающийся под сильными порывами ветра. Прибыли к адмиралу, выпили чаю, потом он показал мне план Гаваны, какой она была, когда ее захватили англичане, рассказывал об их атаках и т.д. Этот план, найденный у некоего капитана 1-го ранга-или у моряков, которые во всем этом участвовали, он собственноручно перерисовал. Еще рассказывал о русской кампании на Архипелаге, вспомнил множество интересных историй, так как поначалу был флаг-капитаном у Орлова, но поскольку последний не взял на себя командование, а Спиридов и Эльфинстон не желали подчиняться друг другу, ему самому пришлось возглавить операцию[vii].

На берегу моря есть домик, куда даже адмирал не может входить: там хранится секрет ремонта артиллерийских орудий со всякими дефектами — раковинами и проч., и ни в одной стране этого не знают, кроме как в России, что очень льстит русским. По словам адмирала, он сам пребывает в полном неведении. Что касается населения, то, опять же по его словам, на острове 30 тысяч мужчин, а с женщинами, детьми и т.д. — около 50 тысяч. Он распрощался со мной с необычайной сердечностью, присущей всем этим добрым людям, и сказал, что в шесть утра его шлюпка будет в моем распоряжении.

11 июля. Выехал в половине седьмого. Погода спокойная, море тихое, и на веслах дошли до Ораниенбаума за час, преодолев семь верст. Правда, меня немного задержали мои извозчики, которых пришлось отыскивать в трактире. Затем я сообщил о своем прибытии коменданту дворца, и он тут же послал слугу с ключами, чтобы мне все показали, так как господин Бецкой предупредил его о моем приезде.

Внутренние дворцовые покои не представляют собой ничего особенного, но благодаря удачному расположению отсюда открывается прекрасный вид на залив; дворец принадлежал фавориту Петра Меншикову. Оттуда прошли в отдельно стоящее небольшое здание, где собрана коллекция плохих картин. Только одна, порт-

Стр. 255

рет Карла XII в полный рост, опирающегося на шпагу и со шляпой под мышкой, весьма недурна и даже интересна. Мне кажется, это наиболее близкое к оригиналу изображение сего сумасбродного человека, к которому я тем не менее долгое время относился с уважением. Неподалеку находится отдельно стоящий театр-комедия[viii], но его сейчас ремонтируют.

Затем посетили Китайский дворец, как его называют, где нынешняя императрица подолгу живала в бытность свою великой княгиней. Он наряден и прекрасно спланирован; мебель, которою обставлены отдельные комнаты, и предметы, их украшающие, привезены прямо из Китая, чем и любопытны. На .плафоне в основном зале[ix] итальянский живописец изобразил китайские свадьбы, очень недурно, и вообще все в этом великолепном здании сделано с большим вкусом.

Побывали и в так называемом замке — небольшой крепости, которую Петр III, будучи великим князем, приказал соорудить просто ради развлечения на возвышенности в саду. Внутри сохранились казармы для гарнизона и дом, где Петр наслаждался прелестями своей возлюбленной, а в нем — несколько фривольных картин и постель, на которой император спал за день до своего свержения. Домик крохотный, и все в нем дышит ребячеством.

Оттуда спустились к горке, где катаются на специальных санках; все сооружение поражает пышностью[x]. По обе стороны от склона примерно на версту тянутся колоннады, образующие две длинные террасы, на коих могут разместиться более 15 тысяч зрителей; они увенчаны посредине великолепным павильоном. Я очень сожалел, что мне не довелось стать свидетелем столь необычного развлечения.

Потом пошел бродить по окрестным холмам в надежде отыскать самый высокий, откуда, как мне показалось из Кронштадта, должен открываться не менее широкий вид, чем с холма Джам-Лиджа в Константинополе. Адмирал Грейг подтвердил мои наблюдения и сказал, что у меня есть возможность полюбоваться едва ли не изумительнейшей во всей Российской империи панорамой. Пройдя семь верст, я прибыл на место и обнаружил там сад, посаженный по приказу Петра I, ибо он намеревался в будущем построить здесь дворец, который по местоположению, несомненно, стал бы первым в Европе. С горы, называемой Бронная (Bronna), я наслаждался самой пространной, разнообразной и чудесной пер-

Стр. 256

спективой, какую только можно себе вообразить: отсюда видны и суда, входящие в залив и выходящие из него, и Петербург, и Кронштадт, лежащий в долине у самых ног, и побережье Финляндии, и проч., и проч. Садовник дал мне немного фруктов, хлеба и молока, и я пообедал по-пастушески. На горе расположены две деревни, но жители их, привыкшие к местным красотам, не обращают ни малейшего внимания на то, что меня приводит в восторг.

С сожалением покинул это прекрасное место и вернулся в Ораниенбаум по нижней дороге, идущей вдоль моря. По пути видел еще один маленький домик императрицы, называющийся, кажется, «Монрепо», дом адмирала. Грейга, подаренный ему Ее Величеством, и, ближе к Ораниенбауму, дом Головкина, в котором сейчас живет мой знакомый, господин Рейке. Из Ораниенбаума проследовал в Петергоф, куда и прибыл примерно в два часа пополудни. Фонтаны струились, ожидая меня, и во дворце по случаю моего приезда слуги уже два дня ходили в парадных ливреях. Явился барон де Витт с извинениями от коменданта Долгорукова, не сумевшего дождаться меня, поскольку императрица должна прибыть сегодня в Царское Село и он отправился встречать ее, препоручив меня барону. Я поблагодарил его, и мы пошли осматривать роскошные апартаменты. В одной из комнат собраны портреты российских монархов, и среди них несчастный Петр III. В другой висят шесть огромных полотен с изображениями Чесменского сражения, битвы при Лемносе и т.д. Бальная зала просто великолепна.

Затем прошли в новые покои трех малолетних великих княжон, недавно отведенные им по приказу императрицы, удобные и просторные. Потом в церковь, или часовню, расположенную в одном из крыльев дворца и соединенную с ним террасой. Оттуда спустились к удивительным фонтанам с многочисленными статуями и таким изобилием воды, какого я никогда не видел. Из пасти змей, обвившихся вокруг рук двух гладиаторов, бьют сильные струи, пересекающиеся далеко в воздухе; Самсон раздирает пасть льву, и мощный фонтан бьет оттуда на девять с половиной саженей (sajenes). Неподалеку находятся две небольшие закрытые лоджии, справа — «Охота», нечто вроде карусели с птицами, которые поют и машут крылышками благодаря гидравлической машине, позади — маленький пруд, где еще одна машина заставляет плавать и крякать деревянных уток, слева — орган.

Стр. 257

Отсюда отправились в небольшой дом, или павильон, под названием «Монплезир», построенный Петром I на берегу моря. Там я заметил, среди прочих, миниатюрную фламандскую картинку, изображающую «debauche»[xi], героем коей является одетый в простонародное платье «умелец Петр»: он пьет и домогается любви какой-то гризетки или крестьянки... право, даже самый лучший портрет не мог бы обладать подобным сходством. В доме сохранились кровать и канделябры, служившие этому монарху, который, судя по утвари, жил более чем скромно. На берегу устроена терраса, а под большим деревом — настил, на нем накрывают стол к завтраку. Заглянули также в сверкающую чистотой кухню, где императрица Елизавета, не любившая сидеть без дела, готовила разные кушанья.

Побывали в павильоне «Марли», как называл его Петр I, выстроенном меж двух больших прудов; видели там его бюро и постель. Я бросил в один из прудов несколько кусочков хлеба, и тут же огромные рыбы, которых садовник «созывает к столу» колокольчиком, приплыли и все съели. Старший садовник принес мне фруктов, был очень внимателен и любезен... школа галантности господина Бецкого.

Далее наш путь лежал к купальне — зданию с большим бассейном и павильоном для раздевания. «Прослушал» несколько «водяных скерцо», сыгранных для меня в цветнике у «Монплезира» и на особом искусственном дереве[xii].

Затем пошли к новому изумительному фонтану в форме пирамиды, сооруженному уже при нынешней императрице. Вода в нем то вздымается, то опадает в зависимости от того, открыт или закручен кран, — вещь, единственная в своем роде. Недалеко от него расположены еще два, имитирующие фонтаны на площади Святого Петра в Риме, очень красивые, но, к сожалению, деревянные. Мраморные статуи Адама и Евы, также являющие собою фонтаны, не очень хороши[xiii], но в целом садовый ансамбль великолепен, и трудно представить, что еще могло бы больше возвеличить монарха и сохранить память о нем.

Отсюда отправились на дрожках (trusky) на расположенную поблизости казенную фабрику, где шлифуют и гранят камни. Видел там замечательные изделия из сибирских самоцветов, мрамора и т.д. Механизмы очень простые и легко приводятся в движение. Дирек-

Стр. 258

тор был весьма приветлив, но мы вскоре с ним распрощались, ибо хотели осмотреть еще английский парк, находящийся примерно в версте от фабрики. Земля здесь как нельзя более подходящая, и садовник, искусный англичанин, уже почти закончил свои труды по созданию грандиозного паркового ансамбля. Побывали в хижине, снаружи похожей на обыкновенную, а внутри очень уютной и нарядной. Видели также огромные валуны, оставшиеся со времен оледенения, на которые, к сожалению, не обращают должного внимания, хотя и использовали их при строительстве грота... Господин садовник, о котором барон рассказывал разные странные вещи, будто он едва приподымает шляпу, разговаривая с императрицей, ни на кого не обращает внимания и т.д., вероятно, не понимает их ценности. Если бы я так не торопился, я бы обязательно с ним встретился.

Внешний вид дворца, сооружаемого также на английский манер, свидетельствует о хорошем вкусе. Усталые после прогулки и основательно вымокшие, мы вернулись в дом барона, выпили чаю, и он снова стал настаивать на том, чтобы сопровождать меня в Стрельну, не более чем в семи верстах отсюда. Ценя его приветливость и доброе ко мне отношение, я согласился, и вскоре, распрощавшись с баронессой, очень приятной молодой женщиной, мы выехали в моем экипаже. Прибыли туда после семи.

Сначала осмотрели водяную пилу для дерева, принадлежащую какому-то частному лицу, а затем пешком через сад отправились к Деревянному дворцу Петра I, на мой взгляд, лучшему из построенных им зданий. Хотя это обычный загородный дом, я, случись мне выбирать себе жилище, предпочел бы его всем остальным, уже описанным мною; комнаты удобны, прекрасно меблированы и содержатся в большом порядке. В последнее время здесь, с разрешения императрицы, жила княгиня Дашкова. В одном из помещений сохранился простой стол, за которым Петр угощал послов и прочих гостей.

Из дома прошли в большой зимний сад, или оранжерею, где растет множество замечательных фруктовых деревьев. Старший садовник, необычайно обходительный, преподнес мне четыре корзиночки с фруктами, и я, отведав их, нашел сии плоды лучшими из всех, что мне когда-либо доводилось пробовать. Тут же растет огромное красивое и пышное дерево, под которым любит обедать императрица, и там для нее устроены сиденья. Затем дошли до Каменного дворца, расположенного в прекрасном месте рядом

Стр. 259

с царской дорогой. Он был заброшен еще до окончания строительства и теперь почти совсем разрушен. Стиль довольно интересный, а вид сверху просто изумителен; мне сказали, что архитектор повесился, и поскольку люди здесь суеверны, то работы прекратили. Теперь уже ясно, что это решение было предпочтительнее всех остальных, ибо по части строительства никто из преемников Петра I не может с ним сравниться. Видели также недостроенный канал, который должен был соединить Стрельну с Петергофом. В нижних покоях незаконченного здания сохранились предметы обстановки, принадлежавшие Петру I и находившиеся ранее в Деревянном дворце: стулья, занавеси, настенные зеркала в резных золоченых рамах с подсвечниками, кровать, столы и проч. — лишнее свидетельство его простого и здорового образа жизни.

Распрощавшись с любезным бароном де Виттом и тысячу раз поблагодарив его, я сел в экипаж, но он оказался полон фруктов; пришлось настоять на том, чтобы барон взял себе половину. Вернулся домой в одиннадцать, страшно усталый, и после чаю сразу в постель.



[i] Паровой водяной насос.

[ii] 1 фут составляет 0,3 м; 1 дюйм равен 0,0254 м.

[iii] 1 морская сажень как мера длины составляет 1,678 м.

[iv] Пьер Бугер (1698—1758) — французский ученый, один из основателей фотометрии.

[v] В Чесменском сражении А.И. Круз командовал флагманом «Св.Евстафий», где произошел взрыв.

[vi] Г. И. Муловский в январе 1787 г. был назначен начальником кругосветной экспедиции, которую предполагалось отправить из Балтийского моря в Тихий океан. Однако в связи с началом русско-турецкой войны Екатерина II в октябре 1787 г. отменила это плавание.

[vii] Во время действий российского флота под общим руководствомграфа А.Г. Орлова в районе греческого Архипелага (1769—1774) адмиралы Г.А. Спиридов, С. К. Грейг и Дж. Эльфинстон командовали эскадрами.

[viii] Театр-комедия, или Оперный дом, был построен при императрицеЕлизавете (царствовала с 1741 по 1761 г.).

[ix] «Катальная горка» — круглая четырехъярусная башня, к которой стрех сторон примыкали квадратные трехэтажные выступы. От нее на полверсты тянется отлогий склон, на нем — деревянный скат с рельсами. Катались по скату в особых колясочках.

[x] «Катальная горка» — круглая четырехъярусная башня, к которой стрех сторон примыкали квадратные трехэтажные выступы. От нее на полверсты тянется отлогий склон, на нем — деревянный скат с рельсами. Катались по скату в особых колясочках.

[xi] Дебош (франц.).

[xii] Очевидно, имеются в виду фонтаны «Шутихи», осыпающие садящегося на скамейку мелким дождем, и «Дубок» или «Елка».

[xiii] Видимо, подразумеваются фонтаны «Пирамида», «Римские фонтаны», «Адам и Ева».

Оцифровка и вычитка -  Константин Дегтярев, 2003



Рейтинг@Mail.ru