Оглавление

Марбо Жан-Батист-Антуан-Марселен
(1782-1854)

Мемуары генерала барона де Марбо

Письма написанные полковником Марбо в 1815 году

Стр. 720

Сизуэн, 10 апреля 1815 г.

...Я нахожусь перед Турне и защищаю линию от Мушена до Шере-на. Когда я говорю, что защищаю линию, то надо признать, что это не составляет особого труда, поскольку англичане не осуществляют никаких передвижений и столь же спокойны в Турне, как если бы они были в Лондоне. Я думаю, что все пройдет наилучшим образом. Вчера я был в Лилле, где меня очень хорошо принял генерал граф д'Эрлон.

Сент-Аман, 5 мая

...Я только что получил приказ послать депутацию из пяти офицеров и десяти унтер-офицеров или солдат в Париж на Марсово поле. В приказе сказано, что командир полка должен сам возглавить эту депутацию. Подобные депутации всех полков дивизии должны отправиться в путь и прибыть 17-го в Аррас, а на следующий день направиться в Париж. Все очень спокойно, о войне никто не говорит. В иностранных войсках часто дезертируют солдаты. Люди, прибывающие оттуда, утверждают, что все бельгийцы, саксонцы и голландцы дезертируют и придут к нам. Мой полк с каждым днем становится все больше. У меня 700 человек. На мой сборный пункт вчера пришло 52 человека. Форма им очень нравится. Новобранцы сыплются на нас градом, не знаешь, куда их приткнуть.

Сент-Аман, 8 мая

За последнюю неделю дезертирство в неприятельских частях достигло наивысшей степени. Бельгийские, саксонские, ганноверские солдаты приходят группами по 15—20 человек. Они утверждают, что русские и австрийцы не придут, и люди думают, что войны не будет. Здесь это выглядит почти уверенностью. Если все так и произойдет, то сколько слов потрачено даром! Сколько планов окажутся неосуществленными!

Пон-сюр-Самбр, 13 июня

Сегодня утром я прибыл из Парижа в Валансьен. Я нашел мой полк на месте. Он проходил через город, чтобы направиться к Мобе-жу. У меня хватило времени лишь на то, чтобы посадить солдат на лошадей, передать мой экипаж одному из друзей и отправиться в путь.


1 Эти письма являются единственными документами, относящимися к участию полковника Марбо в кампании Ватерлоо, которыми мы располагаем. После расформирования 23-го полка конных егерей и его включения в состав 3-го конно-егерского полка он был назначен командиром 7-го гусарского (Орлеанского) полка. Этот полк входил в состав 1-го обсервационного корпуса под командованием графа д'Эрлона. (Прим. франц. ред.)

Стр. 721

Я падал от усталости, мне очень хотелось спать, но пришлось идти весь день среди огромного количества солдат. Мы только что заняли свою позицию на эту ночь... Мы идем вперед... Кажется, перчатка брошена... Не думаю, что сражение состоится раньше, чем через пять дней...

Мерб-ле-Шато, 14 июня

...Сегодня мы все еще шли, и в 3 часа ночи я был еще на лошади... Мы пришли наконец на самую границу. Враг отступает, и не думаю, что у нас будут большие бои. Тем хуже, так как наши войска находятся в большом возбуждении1...

Лан, 26 июня 1815 г.

Я никак не приду в себя от нашего поражения!.. Нас швыряли, как тыквы. Вместе с моим полком я был на крайнем правом фланге нашей армии почти во время всей битвы. Меня уверяли, что маршал Груши должен прибыть в этот пункт, который охранял лишь мой полк с тремя орудиями и батальоном легкой пехоты, что было совсем недостаточно. Вместо маршала Груши на меня вышел корпус Блюхера!.. Судите сами, как нам досталось!.. Наш фронт был прорван, и враг сразу же оказался у нас в тылу!.. Это несчастье можно было бы поправить, но никто не отдал никаких приказов. Главные генералы были в Париже и произносили там бессмысленные и полупредательские речи. Низшие чины теряют голову, и дела идут все хуже и хуже... Я получил удар пикой в грудь, ранение довольно тяжелое, но я предпочел остаться в строю, чтобы показать хороший пример. Если бы каждый действовал подобным образом, наше дело еще бы не пропало, однако солдаты дезертируют и уходят в глубь страны, никто их не останавливает. И что бы ни говорили, в этой местности есть по крайней мере 50 тысяч человек, которых можно было бы собрать. Но тогда следовало бы применять смертную казнь к каждому, кто покидает свой пост, и к тем, кто дает им разрешение его покинуть. Все отправляются в самовольные отпуска, и дилижансы полны уезжающими из армии офицерами. Судите сами, остаются ли под знаменами солдаты. Через неделю их совсем не останется, если угроза смертной казни не будет их удерживать... При желании палаты парламента могут нас спасти, но нужны методы быстрые и законы строгие. Нам не присылают ни одной говяжьей туши, никакого продовольствия, ничего... так что солдаты грабят бедную Францию, как они делали это в России... Я нахожусь на передовых постах под Ланом. Нам приказали обещать, что мы не начнем стрелять, и все вокруг спокойно...


1 После блестяще выполненной операции 17 июня при Женаппе полковник де Мар-бо был произведен в бригадные генералы. Падение Империи помешало подтверждению этого производства. После битвы при Ватерлоо полковник со своим полком отступил к Валансьену, а затем к Парижу и на другой берег Луары. (Прим, франц. ред.)

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы.
Текст приводится по изданию: Марбо М. Мемуары генерала барона де Марбо / пер. с франц. — М.: Изд-во Эксмо, 2005. — 736 стр., ил. — (Энциклопедия военной истории)
© Г.П. Мирошниченко, Н.А. Егорова, А.В. Ятлова. Перевод, 2004
© ООО Издательство «Эксмо», 2005
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru