Оглавление

Марбо Жан-Батист-Антуан-Марселен
(1782-1854)

Мемуары генерала барона де Марбо

Глава XXIV

Поход на Вену. — Битва при Дюрренштайне. — Маршалы Ланн и Мюрат захватывают мосты через Дунай без единого выстрела

Вы видели, что с мая по сентябрь 1805 года семь корпусов, составляющих Великую армию, совершали переход с берегов океана на берега Дуная, они заняли уже Баден и Вюртемберг, когда 1 октября император Наполеон собственной персоной проехал через Страсбург. Часть многочисленной армии, которую послали русские на помощь Австрии, прибывала в этот момент в Моравию. Венский кабинет должен был из осторожности подождать прибытия этого могучего подкрепления, которое соединилось бы с австрийскими войсками. Но, увлеченный страстью, которая никогда не была ему свойственна и которую раздул в нем фельдмаршал Макк, бросил восемьдесят тысяч солдат против Баварии, о захвате которой Австрия мечтала уже многие века. Только политика Франции без конца защищала эту территорию от нашествия австрийцев. Курфюрст Баварский, вынужденный покинуть свои земли, удалился со своей семьей и войсками в Вюрцбург, откуда он умолял Наполеона о помощи. Наполеон заключил с ним союз, так же как с правителями Бадена и Вюртемберга. Австрийская армия под командованием фельдмаршала Макка заняла Ульм, когда Наполеон, перейдя Дунай в Донауверте, захватил Аугсбург и Мюнхен. Таким образом, французская армия, оказавшаяся в тылу у Макка, разорвала все связи между австрийцами и русской армией, о которой было известно, что ее передовые колонны уже прибывали в Вену и форсированным маршем двигались дальше. Фельдмаршал Макк слишком поздно признал совершенную им ошибку, позволив окружить себя французским войскам. Он постарался выйти оттуда, но, последовательно разбитый в нескольких битвах при Вертингене, Вюрцбурге и при Эльхингене, Макк, все более и более зажимаемый в кольцо, был вынужден полностью запереться в Ульме со своей армией, лишившись корпуса эрцгерцога Фердинанда и Елачича, которым удалось вырваться: первому — в Богемию и второму — к Констанцскому озеру.

Ульм был окружен императором. Это место, хотя и не очень укрепленное, могло тем не менее долго сопротивляться благодаря своему удачному положению, а также многочисленному гарнизону. Таким образом, австрийцы вполне могли бы дождаться прихода русских войск, следующих им на помощь. Но фельдмаршал Макк, переходя от экзальтиро-

Стр. 144

ванного бахвальства к полному отчаянию, сдался Наполеону, который за три недели взял в плен и разрушил восьмидесятитысячную австрий скую армию, освободил Баварию, в которую он вернул курфюрста. В 1813 году мы увидим, что курфюрст ответит на подобный широкий жест полной изменой.

Став властелином Баварии, избавившись от армии Макка, император ускорил свой поход на Вену, идя по правому берегу Дуная. Он завладел Пассау, затем Линцем, где узнал, что пятьдесят тысяч русских под командованием генерала Кутузова, усиленные сорокатысячной армией австрийцев, которую сумел собрать генерал Кинмайер, перешли Дунай в Вене и заняли позицию в Мёльке и Санкт-Пёльтене. Он был также проинформирован о том, что австрийская армия под командованием знаменитого эрцгерцога Карла была разбита Массеной в Италии и отступила к Фриулю по направлению к Вене. И, наконец, что эрцгерцог Иоанн с несколькими дивизиями занял Тироль. Таким образом, эти два эрцгерцога угрожали правому флангу французской армии, в то время как перед собой она имела русских. Чтобы предупредить атаку на фланги французской армии, император, у которого в Брегенце был корпус маршала Ожеро, послал корпус маршала Нея захватить Инсбрук и Тироль, а корпус Мармона был отправлен в Леобен, с тем чтобы остановить наступление эрцгерцога Карла, идущего из Италии. Наполеон, обеспечив своими мудрыми предосторожностями безопасность правого фланга, решил продвинуть фронт на русских, авангард которых только что буквально столкнулся с французским авангардом при Амштеттене, около Штейера. Для этого ему надо было обезопасить левый фланг против возможной атаки австрийских войск, находящихся под командованием эрцгерцога Фердинанда в Богемии. Преследуя эту цель, император выделил маршалу Мортье пехотные дивизии Дюпона и Газана и дал ему предписание перейти Дунай по мостам в Пассау и Линце, а затем спускаться по левому берегу реки, в то время как основная часть армии продолжит движение по правому берегу. Однако, чтобы не оставлять маршала Мортье слишком изолированным от основных сил, Наполеон придумал собрать на Дунае большое число судов, собранных по притокам реки, и образовать флотилию под руководством гвардейских моряков. Эта флотилия должна была спускаться по реке, все время находясь на уровне корпуса Мортье, с тем чтобы иметь возможность для контакта войск, находящихся на обоих берегах.

Вы, конечно, скажете, что я чересчур дерзок, осмелившись критиковать одну из операций великого полководца, и все-таки я не могу не сказать, что посылка корпуса Мортье по левому берегу реки была недостаточно мотивированна и оказалась ошибкой, которая могла стать очень серьезной и привести к плачевным результатам. Действительно, Дунай — самая большая река Европы. Начиная с Пассау ширина ее такова, что простым глазом, особенно зимой, нельзя увидеть человека на другом берегу. К тому же она очень глубока, и течение ее в этом месте очень быстрое. Дунай, на который опиралась левая часть французской армии, да-

Стр. 145

вал гарантию полной безопасности. Стоило только сломать мосты по мере продвижения к Вене, чтобы надежным образом укрыться от атаки на левый фланг Великой армии, идущей по правому берегу, тем более что атака эта не могла быть проведена никем другим, как только эрцгерцогом Фердинандом, движущимся из Богемии. Но эрцгерцог, будучи счастлив уже тем, что с очень небольшим количеством войск, состоящим почти в основном из кавалерии, сумел вырваться от французов в Ульме, не мог даже думать и желать перейти в атаку через такое большое препятствие, как Дунай, где всегда был риск утонуть. Между тем Наполеон, откомандировав две свои дивизии и отведя их вдаль от огромной реки, поставил их под угрозу, то есть в такую ситуацию, в которой они всегда могли быть захвачены или истреблены. Это несчастье было довольно легко предвидеть. И оно чуть было не реализовалось.

Фельдмаршал Кутузов полный решимости ожидал французов в очень сильной позиции в Санкт-Пёльтене. Он предполагал захватить их с помощью армии Макка, так как полагал, что тот преследует их. Но, узнав о капитуляции этой армии в Ульме, он почувствовал себя недостаточно сильным, чтобы противостоять Наполеону в одиночку, и, не желая скомпрометировать свои войска ради спасения Вены, он решил создать между собой и победителем препятствие в виде Дуная. Он перешел реку в Кремсе по мосту, который сжег за собой. Как только он переправился со всей своей армией, русский фельдмаршал встретил разведчиков из дивизии Газана, которые направлялась из Дюрренштайна в Креме во главе с маршалом Мортье. Кутузов, узнав о присутствии французских войск на левом берегу, решил разбить их и, чтобы достичь желаемого, атаковал их с фронта в узком проходе, который шел вдоль берега Дуная. Захватив крутые высоты, окружавшие реку, его легкие войска заняли Дюрренштайн и отрезали таким образом путь к отступлению дивизии Газана. Эта дивизия находилась тем более в критическом положении, что наибольшая часть флотилии осталась далеко позади и поблизости имелись только две небольшие барки, которых было явно недостаточно, чтобы послать подкрепление с правого берега. Атакованный спереди, сзади и с одного из флангов врагом, в шесть раз превышающим по численности его дивизию, Газан оказался окруженным с одной стороны крутыми скалами, занятыми русскими, с другой — пропастью над Дунаем. Французские солдаты сгрудились в узком проходе, однако не потеряли боевого духа ни на один момент, и храбрый маршал Мортье дал пример благородной храбрости. Когда кто-то предложил ему воспользоваться одной из лодок, чтобы перейти на правый берег и оказаться таким образом в безопасности, он отверг это предложение. Мортье ответил, что он умрет со своими солдатами или пройдет вместе с ними по животам русских.


1 Во время кампании 1805 года русский полководец Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов имел чин генерала от инфантерии (с 1798 г.). Фельдмаршалом он станет только в 1812 г., после Бородинского сражения. (Прим. ред.)

Стр. 146

Разразился кровавый бой на штыках. 5 тысяч французов противостояли 30 тысячам русских. Наступившая ночь добавила ужаса ко всему, что было связано с этой битвой. Дивизия Газана, сгруппировавшись в колонну, сумела достичь Дюрренштайна в тот момент, когда дивизия Дюпона, остававшаяся сзади, напротив Мёлька, привлеченная звуками стрельбы и пушек, примчалась на помощь. И в конце концов поле битвы осталось-таки за французами.

В этой рукопашной схватке, где штык был единственным оружием, наши солдаты, более проворные и ловкие, чем русские колоссы, имели огромное преимущество над ними, и поэтому потери врагов достигали 4500 человек, в то время как с нашей стороны выбыло из строя около 3 тысяч *). Но если бы наши дивизии не состояли из испытанных войною солдат, то корпус Мортье, по всей вероятности, был бы разгромлен. Император это прекрасно понял и поспешил вернуть их на правый берег, что доказывало мне, что он признал, что совершил ошибку, когда бросил отдельный корпус вдали от основной армии. И хотя храбрые полки, сражавшиеся за Дюрренштайн, были осыпаны наградами, бюллетени только упомянули об этой кровавой схватке. Казалось, что результаты этой операции за Дунаем хотели скрыть, потому что с военной точки зрения ее необходимость объяснить было нечем. И что подтверждает мое мнение по этому поводу, и я позволю себе высказать его свободно, это то, что во время кампании 1809 года император, находясь на том же месте, не послал за реку ни одного корпуса, сохранив, наоборот, всю свою армию собранной вместе, и вместе с ней спустился до Вены.

Но возвратимся к миссии, возложенной на коммандана Масси и меня. Когда мы прибыли в Вену, Наполеон с основной частью армии уже покинул город, которым он владел без особых военных усилий. Вопрос, переходить или не переходить через Дунай, для того чтобы преследовать австрийцев и русских, отступающих в Моравию, даже не обсуждался. Однако такой переход французам удалось осуществить благодаря одной хитрости, возможно, не вполне честной, которую использовали для этого маршалы Ланн и Мюрат. Этот эпизод, который оказал большое влияние на результаты знаменитой кампании, заслуживает того, чтобы о нем рассказали подробнее.

Город Вена расположен на правом берегу Дуная, огромной реки, малый рукав которой проходит через этот город, а большой находится на расстоянии примерно в половине лье. Дунай образует здесь большое количество маленьких островков, объединенных вместе целой серией деревянных мостов, заканчивающейся одним большим мостом, пересекающим широкий рукав реки. Мост выходит на левый берег реки в месте, называемом Шпиц. Дорога в Моравию из Вены проходит через эту длинную цепь мостов. Когда австрийцы оставляли переправу, у них была одна очень скверная привычка сохранять мосты до самого последнего момента. Они это делали для того, чтобы иметь возможность вернуться и напасть на врага, который почти все-

Стр. 147

гда не давал им на это времени, а нападал сам, захватывая не только живую силу, но и сами мосты, которые по неосторожности не были сожжены. Именно так поступали французы во время Итальянской кампании 1796 года на многочисленных переправах между Лоди и Ар-коле. Однако эти прошли австрийцам даром. После того как они покинули Вену, практически не приспособленную к обороне, они удалились на противоположный берег Дуная, не разрушив ни одного из всех мостов, которые были перекинуты через эту широкую реку. Они ограничились лишь тем, что заготовили различный легковоспламеняющийся материал в передней части большого моста, для того чтобы зажечь его, как только появятся французы. Помимо этого, на левом берегу, на краю моста у Шпица, они установили мощную артиллерийскую батарею и расположили целую дивизию из шести тысяч человек под командованием князя Ауэрсперга, храброго военного, но человека небольших способностей. Надо еще помнить, что за несколько дней до входа французов в Вену император в качестве парламентера принял австрийского генерала графа Дьюлаи, предлагавшего Наполеону мир. Этот визит не имел никакого результата, но как только авангард французских войск занял Вену и Наполеон устроился в королевском дворце Шенбрунн, как снова появился генерал Дьюлаи и провел более часа тет-а-тет с императором. С этой минуты слух о возможном перемирии стал циркулировать повсеместно и распространился между французскими полками, входящими в Вену. Точно так же, как и среди австрийских войск, которые уходили из города, чтобы отойти за Дунай.

Император приказал Мюрату и Ланну постараться завладеть переходом через Дунай, после чего они направились к мостам, расположили гренадеров Удино в густых зарослях и в сопровождении только нескольких офицеров, говорящих по-немецки, пошли в сторону моста. Небольшие вражеские посты открыли по ним огонь, но быстро прекратили. Оба маршала стали кричать в сторону австрийцев, что сейчас перемирие, а в то же время продолжали продвигаться вперед. Они пересекли все малые мосты и подошли к началу большого, главного моста. Они привели те же доводы командующему в Шпице, который не осмелился стрелять по двум маршалам, идущим к нему почти без сопровождения и утверждающим, что военные действия временно прекращены. Однако перед тем как их пропустить, он захотел сходить и лично услышать приказ о перемирии от генерала Ауэрсперга. На время он оставил пост сержанту. Ланн и Мюрат убедили сержанта, что договор о временном прекращении военных действий передал мост в их распоряжение, что было необходимо для того, чтобы он со своими солдатами присоединился к офицеру, ушедшему на левый берег. Несчастный сержант колебался, его осторожно подтолкнули, продолжая убеждать, и таким образом довольно медленно, но неукоснительно они добрались до другого конца большого моста. Австрийский офицер хотел поджечь подготовленные воспламеняющие вещества, но они вырвали

Стр. 148

из его рук зажженное копье со словами, что он погубит себя, если совершит подобное преступление. В это время появилась колонна гренадеров Удино и устремилась на мост. Австрийские канониры открыли по ней огонь, но французские маршалы побежали к командиру этой артиллерийской батареи, которому они вновь с уверенностью принялись объяснять, что заключено перемирие. Затем они уселись на камни и попросили артиллеристов пойти предупредить об их присутствии генерала Ауэрсперга.

Наконец появился генерал. Он был готов приказать начать огонь, хотя французские гренадеры уже окружили батарею и батальоны австрийцев, но оба маршала уверяли его, что имеется договор, основным условием которого является то, что французы займут мосты. Несчастный генерал, боясь скомпрометировать себя и пролить бесполезно кровь, потерял голову до такой степени, что решил уйти и увести все свои войска, которые ему были доверены для защиты мостов. Не соверши генерал Ауэрсперг этой ошибки, переход Дуная, конечно, произошел бы, но произвести его было бы значительно труднее. Могло даже случиться так, что он стал бы абсолютно невозможен, и в этом случае император Наполеон, не будучи в состоянии преследовать русскую и австрийскую армию в Моравию, проиграл бы эту кампанию. Но не обязательно, поскольку тремя годами позже, когда в 1809 году австрийцы сожгли мосты на Дунае, мы все же смогли форсировать эту реку, дав два сражения при Эсслинге и Ваграме, которые стоили нам более тридцати тысяч человек. Тогда как в 1805 году маршалы Ланн и Мюрат захватили мост, не потеряв ни одного человека.

Но стратегия, которой они воспользовались... допустима ли она? Я все-таки так не думаю. Я знаю, что в войнах между государствами понятие совести сужается под предлогом того, что все, что может обеспечить победу, может быть использовано для того, чтобы уменьшить человеческие жертвы. Однако, несмотря на эти высокие рассуждения, я не думаю, что нужно одобрить то средство, которое было использовано, чтобы захватить мост у Шпица. Что касается меня, я не поступил бы так в подобной ситуации.

В заключение моего рассказа об этом эпизоде я должен отметить, что доверчивость генерала Ауэрсперга была очень сурово наказана. Военный совет лишил его всех воинских званий и орденов. Он был обесчещен и опозорен на улицах Вены, а потом предан в руки палача. Такой же приговор был вынесен и против фельдмаршала Макка за его действия в Ульме. Позднее оба получили помилование и их приговор был заменен на пожизненное заключение. Они провели в заключении десять лет и были наконец выпущены на свободу, но остались лишены своих званий, дворянства, прокляты семьями и умерли вскоре после освобождения.

Стратегия маршалов Ланна и Мюрата обеспечила переход Дуная. Император Наполеон направил свою армию вдогонку австрийцев и русских. Так началась вторая фаза кампании.

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы.
Текст приводится по изданию: Марбо М. Мемуары генерала барона де Марбо / пер. с франц. — М.: Изд-во Эксмо, 2005. — 736 стр., ил. — (Энциклопедия военной истории)
© Г.П. Мирошниченко, Н.А. Егорова, А.В. Ятлова. Перевод, 2004
© ООО Издательство «Эксмо», 2005
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru