Текст приводится по изданию: Императрица Екатерина II, «О величии России», М.:, «ЭКСМО», 2003, серия «Антология мысли»
© ЭКСМО, 2003

 Оглавление

Екатерина II

Письма

ГРАФУ П. С. САЛТЫКОВУ[1]

Стр. 737

Граф Петр Семенович. Не могу я не сказать вам, что доходят до меня неприятные из Москвы слухи о начавшейся по отъезде моем разорительной карточной игре. Вы сами знаете, что такие неумеренные игры ни к чему боле не служат, как только к единственному разорению старых дворянских фамилий и к обогащению деревнями фабрикантов и других людей не рожденных дворянами: ибо промотавшийся дворянин найдется обязанным продавать свои деревни, которых другие дворяне, не имея достаточного числа к покупке денег, купить не в состоянии; а в таком случае и останется покупать одним фабрикантам, кои, чтобы только иметь деревни за собою, всегда лишнее передать могут, отчего и запрещение о непокупке им деревень в неисполнение приходить может. Того ради прикажите накрепко смотреть, чтобы ни в какие большие и азартные игры не играли, и подтвердите в полицию, чтобы публикованные о том указы точно наблюдаемы были. Впрочем, я за поздравление ваше с восшествием моим на престол тем паче вас благодарю, чем больше о вашем ко мне усердии будучи уверена, пребываю вам доброжелательною.

Июля 7 день 1763

Екатерина

Граф Петр Семенович. Из письма вашего от 21 августа я усмотрела, что вы в добром здоровье и на Москве все благополучно, чему я весьма рада. У нас и по всей земле великая тишина, и даже до Поляков, и те между собою искус-

Стр. 738

ством графа Кейзерлинга помирились. Прельстясь на хорошую погоду, взяла намерение для отдохновения ехать на пять дней в Царское Село, но по французскому говорят I'homme propose et Dieu dispose[2]: сего утра сделалось ненастье, которое, однако же, меня не переупрямит; в прочем желаю вам здравствовать.

Сентября 5 дня 1763

Екатерина

Граф Петр Семенович. Слышно здесь, что на Москве, у ворот городских, купцов и мастеровых, людей с бородами и в русском платье, ловят и сажают под караулом, якобы для исполнения давнего указа о стрижке бород и ношении немецкого платья; а более, сказывают, то делают гарнизонные солдаты для взятки. А как ныне уже и без того кроме неимущих платье носят по нынешнему обыкновению, того ради имейте старанье, чтобы утеснений таких нескладных никому учинено не было.

Ноябрь 19 числа 1763

Екатерина

Секретно.

Граф Петр Семенович. Слышу я, что на Москве великое негодование против учреждения инвалидов и говорят, будто комиссия духовная ошиблась, не вычитая, сколько было в монастырях отставных солдат, и великое число оных ныне осталось без хлеба и пропитания и менее половины их вошло в инвалидов. Возьмите, пожалуй, из Коллегии Экономии известий, сколько числом солдат определено было к монастырям, сколько ныне в инвалидах из оных вошло, и сколько осталось сверх того по миру ходящих; также сколько их на Москве ныне. И есть ли действительно там, как эхо до меня дошло, несколько тысяч оных, то прикажите им хотя по два рубля на человека дать на первый случай на счет кабинетный и обнадежьте их, что я о сей

Стр. 739

ошибке духовной комиссии рассмотреть не оставлю, et du tout ditez moi bien sincerement ce qui en est de tout cela et ce que vous en entendez et repondez moi le plus tot possible[3].

Октября 6 числа 1764

Екатерина

Граф Петр Семенович. Я вам сим препоручаю консула, которого я в Гишпанию для моего купечества сделала и которого при сем послала в Москву и Ярославль, дабы он все наши мануфактуры и фабрики осмотрел и свои примечания об них сделал. А вы не оставьте ему во всем том учинить вспоможение и постарайтесь, чтобы он с московским купечеством ознакомился.

Февраля 23 дня 1765. Санкт-Петербург

Екатерина

Граф Петр Семенович. Писали вы ко мне на прошедшей неделе, что поймана большая воровская шайка; а здесь ныне слышно, будто в той же шайке пойман некоторый дворянин именем Спешнее, бывший уже не единожды атаманом. Если то правда, то прикажите розыскной, исследовав по законам, окончить скорее, оставляя уже изыскания дальнейших прежних сих бездельников дел, что учинить лишь проволочку, дабы они, как прежде часто случалось, между тем не нашли бы способ уйти и новых бедств роду человеческому не нанесли.

Февраля 24 числа 1765

Екатерина

Граф Петр Семенович. По присланному от вас реестру о содержащихся в Москве за долги колодниках прикажите на счет кабинетской суммы заплатить за тех, кои в казну

Стр. 740

меньше двухсот рублев должны, а за партикулярных должников, за таких, кои должны меньше ста рублев, их немедленно освободить. Однако ж в тюрьмах не давайте знать, также и в присутственных местах, что то чинится моим именем, дабы, на то надеючись, впредь от платежа отбывать не стали. Поздравляю вас с праздником.

4 апреля 1765. Санкт -Петербург

Екатерина

Граф Петр Семенович. Канцелярия строений требует от меня на исправление и починку Головинского и Кремлевского дворцов с лишком шестьдесят тысяч рублев; в том числе, как вы усмотрите, многое в приложенной при сем ведомости написано для одного только украшения и убранства. А как я в Москву еду не для великолепия, но для пользы государственной, то и в пышности мне нималой надобности нет. И потому я им в сей сумме отказала, а за надежнее почла поручить вам сей труд, чтоб вы под вашим главным смотрением приказали один Головинский дворец исправить так, чтобы только без опасности в него войти и жить можно было, без всяких ненужных .украшений и позолот. К чему людей вы определить можете по вашему рассмотрению, из ведомства ли канцелярии строений, или из других мест; також и потребные на то деньги извольте брать из соляной из штатс-конторы пополам и, сколько на оное исправление издержано будет, меня уведомить. Впрочем, пребываю вам, как и всегда, доброжелательною.

19 июля 1766. Петергоф

Екатерина

Секретно.

Граф Петр Семенович. Дошло до моих ушей, что некто, именем князь Александр Васильевич, сын Хованский, не пропускает случай, чтоб все мои учреждения и всех моих

Стр. 741

поступков не толковать злодейской дерзостью и дать им вид, совсем моим намерениям противный. Он прежде сего был во Франции, но позабыл, знатно, что в Париже за то сажают в Бастилию, умалчивая о том, что за то прежде сего воспоследовало в России. Но как я склонности к жестокости не имею, а нрав свой для сего бездельника переменить не намерена, того для призовите его к себе и скажите ему от себя, что вы, вышеписанного услыша, оставляете о подлинности того исследовать до времени, а между тем хотите ему дать приметить, чтобы он мог воздержаться впредь; что подобным поведением он доведет себя до такого края, где и ворон костей его не сыщет. И после сей короткой аудиенции отпустите его домой, не принимая много оправдания от сего ябедника. Впрочем остаюсь, как всегда, к вам весьма доброжелательна.

СПб. 29 числа[4] 1766

Екатерина

Faites lui bien peur, afm qu'il retienne son abominable langue; car d'ailleurs je serai oblige de lui faire plus de mal que cette peur ne lui en causera[5].

Граф Петр Семенович. Прикажите созвать всех находящихся здесь архитекторов и им объявить, чтоб они, осмотрев прилежно Успенский, Благовещенский и Архангельский (а наипаче сей последний) соборы, сделали между собой консилиум, каким образом рассуждают они удобнее оные исправить и в прочное и безопасное состояние привести, и послали бы о том по общему согласию или по согласию нескольких между собою, или же каждый порознь, свои проекты и сметы, которые потом вы мне представите.

Екатерина

А Архангельский собор время не терпит.

24 апреля 1767. Москва

Стр. 742

Господин фельдмаршал граф Салтыков. В прошлом году в бытность мою в Москве, заметив в продаже много дынь отвратительного вкуса, я приказала обер-полицмейстеру выписать данных семян лучших сортов из Астрахани, Оренбурга и Новой России и раздавать их даром. Он меня уверял, что в точности исполнил мое поручение и что семена разбирались с отменною охотою. Мне любопытно знать, лучше ли стали продаваемые в городе Москве дыни. Вы, м.г, сделаете мне удовольствие, если о том осведомитесь и мне дадите знать. — Прошедший понедельник была я на море и смотрела на упражнения флота под начальством контр-адмирала Сенявина, и теперь в первый раз могу сказать, что все движения флота происходили хорошо. Я все осмотрела и возвратилась в Петергоф, сделав водою в 36 часов 150 верст. С третьего дня я здесь, в Гатчине, где с удовольствием видела прекрасный дом, воздвигаемый графом Орловым. Вчера был у меня в нем ваш зять, обратно уехавший эту ночь. Из этого вы видите, что он здоров. Прощайте, господин фельдмаршал. Прибывшие из Москвы соколы не первой статьи. Нынешний год вы бываете в Коломенском. Молитесь за нас Богу и развлекайтесь как можно лучше. Я всегда с неизменною к вам дружбою.

В Гатчине, 23 июля 1768

Екатерина

12

Граф Петр Семенович. В начале будущей недели отправится в Москву по желанию моему доктор Димсдаль, который столь удачно прививал оспу мне самой и Великому Князю. Намерение мое в посылке его туда не иное, как только, чтоб прививание оспы, столь нужное и полезное для сбережения рода человеческого от опасных следствий сей смертоносной болезни, когда она естественно приходит, в государстве больше и больше распространить чрез открытие счастливо испытанной методы сего в самой Англии славного доктора. Он будет препро-

Стр. 743

вождаем флота капитаном-поручиком Волчковым, который здесь чрез все время непрестанно находился и которому тотчас по приезде в Москву приказано будет явиться у вас; вам же чрез сие поручаем не только приготовить для помянутого доктора пристойный дом со всеми нужными уборами, но и в бытность его в Москве содержать во всем на казенном иждивении, точно как он здесь содержан был, о чем вас помянутый офицер уведомит, а сверх того и показывать ему еще от вас, как человеку изведанной скромности и отличных талантов, всевозможные вспоможения и в произведении его практики, и в препровождении остающегося от оной времени.

Санкт-Петербурге.

9 декабря 1768

Екатерина

13

Граф Петр Семенович. Уведомилась я, что Прокофий Демидов продает все свои заводы и тем лишает сыновей и внучат своих имения. Вы призовите его к себе и скажите ему, что мне угодно будет, когда он каждого из детей своих наградит такою частью, от которой можно себя и семью свою пристойно содержать, причем представьте несправедливость его, Демидова, в сем случае поведения, что он своим поступком лишает невинное потомство имения, ему принадлежащего, и, наконец, что если он не против законов, то он против своей совести поступает. Я благонадежна остаюсь, что вы употребите все ваши старания, дабы его на вышесказанное склонить.

19 декабря 1768. Санкт-Петербург

Екатерина

14[6]

Граф Петр Семенович. Сегодня приехала в город из Петергофа, чтоб приносить со всем народом вседолжное Богу благодарение за дарованную нам под предводительством графа Румянцева совершенную победу 7 числа сего месяца[7] над врагом имени Христа Спасителя; в какой

Стр. 744

же силе — при этом был читан лист, при сем прилагаю копию. С сим происшествием, чаю, и кампания кончится в Молдавии; ибо невероятно, чтобы визирь Дунай перешел, не имев более как разве тысяч двадцать, кои и так грозят его оставить[8]. Поздравляя и вас с сим празднеством, остаюсь, как и всегда, к вам доброжелательна.

Июля 20 числа 1770. Санкт -Петербург

Екатерина

Стр. 745


[1] Салтыков Петр Семенович, граф (1693—1772/1773), полководец, генерал-фельдмаршал, сенатор; с 1763 г. московский главнокомандующий. Печ. по изд.: Письма государыни императрицы Екатерины Великой к фельдмаршалу графу П. С. Салтыкову. 1762—1771. М., 1886.

[2] Человек предполагает, а Бог располагает (фр.).

[3] И вообще скажите мне по всей правде, что тут такое и как вы это разумеете, и отвечайте мне как можно скорее (фр.).

[4] Месяц в подлиннике не указан.

[5] Постращайте его хорошенько, чтоб он сдержал отвратительный свой язык; ибо иначе я должна буду сделать ему больше зла, нежели сколько причинит ему эта острастка.

[6] Подлинник по-французски.

[7] 7 июля 1770 г. русские войска под командованием графа П. А. Румянцева разбили турецко-татарскую армию, почти вчетверо превышающую их по численности, при впадении реки Ларги в Прут.

[8] Войско великого визиря Халил-бея, под командованием которого находилось 150 тысяч человек, все-таки перешло через Дунай, но 21 июля потерпело сокрушительное поражение в битве при реке Кагул. Численность русской армии составляла не более 17 тысяч человек.

Оцифровка и вычитка -  Константин Дегтярев, 2004



Рейтинг@Mail.ru