Оглавление

Анна Николаевна Дубельт
(1800-1853)

Письма А.Н. Дубельт к мужу

Письмо 89

Стр. 167

16 августа 1852 г. Рыскино

Дорогой Левочка, я получила от тебя письма предводителей: губернского и вышневолоцкого с твоими ответами. Я полагаю, мой друг, пошли каждому из них по сколько тебе угодно денег и только. Спрашивать их нечего. Тут положения платы нет никакой, кто что даст. Сам Путятин дал 50 <рублей серебром>. Многие из дворян давали по 20, 25 и 30 <рублей>. Я послала 15 <рублей серебром> в оба уезда, а ежели ты пошлешь к каждому из двух предводителей, к тебе писавших, по 25 <рублей серебром>, это будет великолепно, но можешь послать и меньше.

Благодарю тебя, Левочка, за все милые твои письма и за все твои милости. Постарайся, пожалуйста, о Чернявском, спаси его от тюремного заключения. Оправдали его, а сажают в тюрьму! Защити его, Левочка. Это доброе дело.

Рада я, что ты любишь Соничку. Она редкое существо. Какие у нее чувства, сколько ума, доброты. Знаешь, Лева, хорошо бы ее высватать за твоего адъютанта Демидова. Он человек добрый, и может быть Соничка была бы счастлива за ним. Он еще молод, жить вдовцом одному и скучно и грешно. Конечно, прежде всего надо знать, могут ли они сойтиться и жить счастливо, любя друг друга.

Ах, Левочка, если бы ты знал, какую ты задал мне задачу с нашими могилами! Я просила Соничку объяснить тебе это. Несколько лет тому назад я писала тебе, что не желаю быть похоронена в Рыскине, чтобы не сделать его тягостным для детей наших, и тогда ты понял меня и расхвалил, что я добрая мать, люблю истинно детей наших, потому что пекусь об их спокойствии и тогда, когда меня не будет. Теперь же, что с тобой сделалось, ты совсем мысли переменил по поводу каких-то речей Николиньки, сказанных без полного размышления — Николинька не испытал, а я-то знаю, каково видеть могилу близкого человека. Не испытав чего, нельзя судить. Вон, наша Александра Ал<ексеевна>, спроси ее, каково ей бывать на могиле отца в Выдропуске? Она говорит, это хуже всякой пытки, это самая ужасная каторга. Она погостить у своего брата в Выдропуске двух дней не может. Точно также и нашим детям будет мучительно жить в Рыскине - весело и не подумать, когда мы тут будем мешать их счастию. Николинька, что говорит, сам того

Стр. 168

не знает. Ведь он этого не испытал. Где ж ему приходилось жить возле гробницы близкого человека? А не испытавши этого, нельзя и судить, какое это наводит уныние.

Теперь и о себе скажу. Рыскино для меня рай. Я здесь счастлива, как в царствии небесном. Зачем отуманивать мое прекрасное убежище и отравлять остаток дней моих видом могил наших? Как христианка, я не боюсь смерти, потому что смерть для моих понятий есть соединение с Богом. Но, думая о смерти, я никогда не думаю о погребении и могиле. Это до меня не касается. Тут же, устроив могилы у самого почти дома, иметь их всегда в виду, я уже не только не буду наслаждаться полным счастием в Рыскине, но даже моя жизнь сделается грустна и печальна, и Рыскино опротивлет. Зачем же отнимать у меня мой рай земной.

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по источнику: «Российский архив»: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Альманах: Вып. XI — М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001. — 672с.; ил.
© М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru