Оглавление

Анна Николаевна Дубельт
(1800-1853)

Письма А.Н. Дубельт к мужу

Письмо 73

Стр. 148

3-го марта 1852 г. Рыскино

Ты удивишься, Левочка, нашедши здесь кредитный билет в 3 <рубля серебром>? Эта бумажка фальшивая; не знаю, откуда она мне попала, но чем ее жечь, как бы оно следовало, я вздумала переслать ее к тебе. Может статься, не послужит ли она как-нибудь к отысканию мошенников, которые ее состряпали.

Ангел мой, благодарю тебя за справку о ремнях из гуттаперчи. Но зачем же их покупать? Они слишком дороги, да и тут сказано, что их надо употреблять, когда колеса в воде, а наша машина не в воде работает, и потому это была бы дорогая и напрасная издержка. Между тем, благодарю тебя за предложение купить эти ремни, но прошу тебя их не покупать — и дороги и не годятся нам. Я только об этих ремнях узнать хотела, что они такое. Теперь по крайней мере думать о них не стану и отложу всякие намерения заводить их у нас. А тебя, мой ангел, тысячу раз благодарю за твою всегдашнюю готовность помогать мне.

Сокрушаюсь я крепко о положении нашего Николиньки и страх боюсь, чтобы он не поплатился своим здоровьем. Скажи, пожалуйста, нельзя ли бы ему полка не принимать, пока смотр не отойдет. А то все вдруг, это можно в постель слечь, да и как же ему брать на свою ответственность чужие ошибки и недостатки. А не знаешь, Лева, от чего Государь послал из Петербурга делать смотр именно этой дивизии? Всегда так делается или вышел какой особенный случай?

Слава Богу, что ты, как пишешь, доволен так Мишинькой. За твои добродетели Бог посылает в детях утешение. А помнишь, как ты бывало унывал. Мое сердце угадывало вернее, когда я уверяла тебя, что и Миша будет хорош. Что ж делать, не всякий родится таким отменным, как Николинька. Он-то нас и избаловал, что видя от него одно утешение, мы не могли сносить пылкости Мишиной, которая была причиною всех его ошибок. Коля родился, рос и возмужал каким-то фениксом; Миша перенес все слабости и недостатки человеческие и теперь, очистившись в горниле опытности, почти сравнялся в нравственном отношении с Николинькой. А как они умны оба? Когда они вместе и их слушаешь, то надивиться не можешь, чтобы столько нашлось ума, рассудка, логики, даже мудрости в двух таких еще молодых головах. К Николиньке я привыкла, а Миша всегда такой резвый, ветреный, софист, как он сделался рассудителен, это меня восхищает. Иногда слушаю его с восторгом, сердце так и прыгает от радости, что он так умело и мило говорит. Славные дети, нечего сказать. Благодарю Бога, в особенности, что они тебя так утешают. Ты так много для них сделал по службе, так счастливил их своею добротою и щедростью, что надо тебе получать от них утешение, зато и любовь их к тебе неописанна. Дай Бог тебе здоровья за Шепелева. Как он будет рад получить свои деньги.

Ты пишешь, Левочка, что не советуешь Александре Ал<ексеевне> выходить замуж. Но знаешь пословицу: «хоть щей горшок, да сам большой». Ей надоела зависимость и хочется пожить своим домком. Жить со мною, надо мне угождать, меня покоить, делать мою волю, а не свою, но уж она и немолода, ей хочется и на своей воле пожить и себя попокоить. Как же это иначе сделать, как не замужем? Не будет она жить богато, ни роскошно, но будет сама хозяйка, сама себе госпожа; а это-то ей и дорого в ее лета. Служить другим, зависеть от других ей наскучило. Хочется для себя пожить. Бог с нею, Левочка, пусть выходит замуж, не мешай ей.

Я сегодня получила твое письмо, мой ангел, где ты пишешь, что Кат<ерина> Ник<олаев-на> Орлова приводила тебе дочь55 Марьи Ник<олаевны> Волконской, вышедшую замуж за

Стр. 149

Молчанова, чиновника особых поручений при Муравьеве. Ты жалеешь о молодой этой женщине и говоришь, не то бы она была, если бы отец'6 не попортил ее будущности. Но слава Богу и то, что она вышла хоть за титулярного советника Молчанова. Фамилия хорошая, и ежели он сам порядочный человек, то родные жены подвинут его вперед очень скоро. Но как странно думать, что у Машиньки Раевской, этой еще в Киеве при нас едва выровнявшейся девице, которую замужем за Волконским я даже и не видела, — что у нее уже дочь замужем!

Забываешь, сколько лет прошло, а все представляется человек в том виде, в каком помнишь его в последнее свидание. Это чувство Вальтер Скотт сколь чудесно выразил в Астрологе, помнишь, там учитель Самсон, который потерял своего ученика Генриха лет шести, когда тот возвратился домой двадцатилетним молодым человеком, то бывший его гувернер Самсон при первой радостной встрече по его возвращении говорит ему, обнимая его со слезами:

«Ah! Bonjour mon cher Henri! Comment je suis content de vous revoir. A priisent nous reprendrons nos 1езопэ interrompues par votre disparition. Nous reprendrons votre grammaire et calcul, etc.*

Самсону казалось, что его ученик все тот же маленький Генрих, который учился у него первым началам арифметики, а этот Генрих уж думал о женитьбе, был в Индии и так далее. Вот и мне все еще кажется, что я вижу Машиньку Раевскую лет семнадцати, высокую, тонкую, резвую, едва вышедшую из детства — а тут слышу, что уж у нее дочь замужем.

Увидишь Екатерину Николаевну Орлову, очень кланяйся ей от меня, спроси о ее сестрах Елене и Софье37, а также о брате ее Александре Николаевиче38 и его дочери. Какое там было цветущее семейство в Киеве, а теперь как все разбросаны! Кто в земле, кто в Италии, кто в Сибири, а какое было семейство.

Скажи пожалуйста, Левочка, чем кончилась история с власовской ревизией?

Возвращаюсь к Николиньке. Ты опасаешься, чтобы он не делал таких же промахов по службе, как сделал со своей ревизией; но я примечала всегда, что касается службы, то он очень аккуратен. Как он учился в корпусе, как приготовлялся к экзаменам — это была служба. Как были им довольны, когда он был полковым адъютантом; даже Великий Князь Михаил Павлович был доволен. В прошлом году в Кинбурге** он исполнил данное ему поручение с полным усердием. Теперь утопает в польской грязи для отыскания порученных ему рекрутских партий, и я уверена, не даст себе покою, пока не исполнит в точности все, что должно. Поэтому я и думаю, что он газеты читает только тогда, как нечего делать, а как скоро дело есть, он так же исправен, как и ты сам. Но ведь и газеты, особенно иностранные, составляют современную историю, и их нельзя не читать.

Благодарю, мой ангел, за чудесный чай и за все остальные закуски, которые я получила.


* «Ах! Здравствуйте, мой дорогой Анри! Как я рад вновь видеть вас. Теперь мы опять примемся за уроки, прерванные вашим исчезновением. Мы вновь возьмемся за грамматику и счет и т.д.» (пер. с фр.).

** Описка. Правильно Кинбурн (прим. публ.).

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по источнику: «Российский архив»: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Альманах: Вып. XI — М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001. — 672с.; ил.
© М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru