Оглавление

Анна Николаевна Дубельт
(1800-1853)

Письма А.Н. Дубельт к мужу

Письмо 72

Стр. 147

<1852>

На сдачу гусарского полка никогда менее не берут и не дают, как 40 <тысяч рублей ассигнациями>, как бы полк хорош ни был. Я слышала это от М.П. Родзянки, от его родственников, в Михайловке от гусар, которые там стояли в окрестностях, и в Петербурге, и в Москве, от всех, знающих это дело. В течение шести лет моего здесь в Рыскине заточения, я никого не вижу и ни с кем не говорю о приеме и сдаче Гусарских полков; но, вероятно, в такое короткое время такие давнишние законы не могли измениться, и, ежели Николинька поделикатится, он может потом дорого за это поплатиться. Мне кажется, Левочка, всего лучше бы ему обратиться за советом на этот счет к ген<ералу> Типольду, который служа так долго в кавалерии, зубы съел на этом деле. Твои советы насчет поведения с офицерами превосходны, но в финансовом отношении насчет приема полка, ты, мой ангел, не можешь так знать хорошо, как Типольд, который сам командует Кавалерийским полком, и это у него не первый. Ум хорош, два лучше; но мне кажется, непременно надо с ним посоветоваться. Гусарские полки самые дорогие и потому и не надо зевать, когда принимаешь такой полк. Скажи пожалуйста, Левочка, от кого Николинька будет принимать свой полк?

Благодарю тебя, мой ангел, за твою милость, что ты приказал дать 10 <рублей сереб-ром> моему крестнику на рубашечку. И он, и я, и его родители благодарят тебя. Деньги эти я положила особо для твоего тезки и отдам в сохранную казну при первом случае. Но, Бог знает, будет ли жить этот ребенок. Такой хворый, что каждый день при смерти.

Я все думаю, как лучше ехать мне к Николиньке. Мне хочется ехать на Петербург, чтоб и с тобою повидаться и чтобы ехать в Слоним по Варшавскому шоссе, а не проселком. Я рассчитываю, что на машине тоже будет стоить, ка!к и на почтовых, а в своей карете покойнее. Я свободна пить, есть, почивать, отдохнуть, как мне угодно. На машине, говорят, очень надоедает стук машины, рев ее, когда выпускают пар перед станциями, постоянное трепетание вагонов, храпение от хода всего поезда, шум кипящей воды, дребезжание всего железа, стукотня рам в окошках, а также и то, что нельзя уснуть спокойно; хотя кресла широкие, но все же в креслах мудрено уснуть. Притом, для

Стр. 148

поклажи очень неудобно и дорого за нее платить, по 60 <копеек серебром>> с пуда. Ежели ехать только в Петербург недели на две, то поедешь налегке, а ехать за тысячу верст на несколько месяцев, надо и белья побольше и вещей себе и людям. Поэтому я хочу поставить карету на полозки и ехать на почтовых, а из Слонима придется возвращаться уже на колесах, то я и колеса от кареты возьму с собою. Как ты думаешь, Левочка, посоветуй мне, как лучше ехать. Ведь в своем экипаже покойнее, хоть оно и дольше. Если бы я отсюда и на машине до Петербурга доехала, все же из Петербурга до Слонима не в чем ехать. Ежели в нашем большом возке, то как же я назад попаду, ежели в почтовой карете, то в мои лета и с непривычки очень беспокойно быть постоянно в зависимости. Так уж всего лучше ехать в своей карете до места и обратно так же. Не так ли?

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по источнику: «Российский архив»: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Альманах: Вып. XI — М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001. — 672с.; ил.
© М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru