Оглавление

Анна Николаевна Дубельт
(1800-1853)

Письма А.Н. Дубельт к мужу

Письмо 70

Стр. 146

25 февраля 1852 г. Рыскино*

Как мне прискорбно, дорогой Левочка, что твой Александр сделался вором. Его бы следовало отдать в рекруты, но это мы всегда успеем. Ты спрашиваешь, мой ангел, что с ним делать? Пришли его сюда в Рыскино, авось он здесь исправится. Только сделай милость, не отдавай ему хорошего платья, я его сперва в горницу не возьму, то ему немецкое платье и не нужно. Пусть походит в Аром кафтане, за наказанье. Все здешние дворовые и лучше его поведением, да ходят же в Арых кафтанах, и ему это послужит к исправлению.

Ему даже и опасно отдавать хорошее платье. Он его пропьет и тем будет иметь средство поддерживать свои порочные склонности. Ежели он исправится, он будет нужен мне, ежели будет продолжать дурно вести себя, то при первом наборе отдам его в рекруты. Но прежде надо испытать, может быть он исправится.


* Вверху написано Л.В. Дубельтом: «Переговорим» (прим. публ.).

Стр. 147

26-го февраля

Вчера получила я письмо твое, Левочка, где ты пишешь, что нашему Николиньке такая дурная дорога. Неужели по шоссе проезду нет? Надо надеяться, что дальше, то меньше будет снегу и на колесах будет ехать хорошо. Но как же это полозни у него под дормезом изломались? Верно, были не кованые?

Ну, как я рада, Левочка, что иконостас не так дорого стоит, как я думала. А как ты пишешь, мой ангел, что образа и дерево с позолотою, с рамами, все это обошлось даже меньше тысячи серебром, так это уж и очень дешево, особенно по нынешней дороговизне. Ангел мой, ты радуешься, что мне нравятся иконостас и образа, да как же не нравиться? Ведь так мило и прекрасно; живопись примечательно хороша, иконостас чистенький и красивый, как же не нравиться? Сверх того, твой это дар, от чего эта святыня для меня вдвое драгоценнее.

Скажу тебе, Левочка, что есть одно обстоятельство, которое меня немного беспокоит. Нико-линька мне сказывал, что к его обозу ты хотел приставить жандарма. Вот я и боюсь, чтобы тебе за это не было какой неприятности. Поедет обоз по Варшавскому шоссе, кто-нибудь увидит жандарма при обозе, спросит, донесет об этом. Беда! Уж ежели и дал ты жандарма, то уж графу своему скажи, чтобы в случае он мог постоять за тебя. Впрочем, ты, конечно, сам лучше знаешь, как поступить, только признаюсь тебе, что меня этот жандарм при обозе как-то беспокоит.

По милости твоей я получаю новые номера Иллюстрации. Скажи, Лева, прочитав их, к тебе отсылать или посылать их прямо к Николиньке? Но я думаю, если отсюда послать в Слоним, оно долго будет в дороге — как прикажешь распорядиться с этим, мой ангел?

Скажи, пожалуйста, что мне отвечать Благовой? Она просила о сыне и о внуке. О сыне Николинька просил П.Н. Игнатьева, чтобы его перевести на Кавказ, и Павел Николаевич обещал. А о внуке ее, круглом сироте, чем решено? Принят он или будет принят в Московский корпус или нет? Уж не знаю, поймешь ли ты это. Спать хочется.

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по источнику: «Российский архив»: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Альманах: Вып. XI — М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001. — 672с.; ил.
© М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru