Оглавление

Анна Николаевна Дубельт
(1800-1853)

Письма А.Н. Дубельт к мужу

Письмо 53

Стр. 130

12 октября 1849. Рыскино

Дорогой Левочка, сейчас получила я письмо твое, где ты тужишь о двух вещах: 1-е — что так тихо идет передача Николиньке Власова; 2-е — что Мишиньке сделана такая кровавая несправедливость.

Что касается до Власова, это домашнее дело. Мне хотелось подарить Коле акт передачи в день его рождения, но ежели дело продлится и позже того, что ж за беда! Лучше не торопиться, а сделать хорошенько. Я тебе писала, мой ангел, что если Коля сделает духовную только на меня, это действие будет не полно. Когда я включила две строчки в доверенность о возвращении имения ко мне, я думала, что это легко сделать и даже не встретит никакого препятствия. Вышло иначе, и уж

Стр. 131

если составлять ему духовную, надо в ней упомянуть, что делать с имением, если меня не будет на свете, чего я и надеюсь. А об этом лучше переговорить или списаться. Но все это не уйдет, это в наших руках, неделю позже или ранее, время терпит. А вот что не терпит отлагательства, это Мишино дело. Ты пишешь, Левочка, что тебе грустно? Но, мой ангел, умоляю тебя, не грусти, а действуй. Расскажи это обстоятельство графу Орлову, попроси его содействия. По его доброте, справедливости и любви к тебе, он или напишет к князю Аргутинскому, или доложит Государю, или поговорит* Воронцову; а этого так оставить нельзя и не должно. Когда же Мише отдадут справедливость, когда его убьют черкесы? За себя хлопотать нельзя, но за сына — это твоя обязанность, тем более, что ты имеешь на то все средства.

Я Мише не отдам Власова, чтоб он его в карты не проиграл, а за отличное его мужество горой постою. Чего он заслужил, то ему и следует, и не отстану от тебя, пока ты не раскричишься за него во все горло, так, чтобы на Кавказе услышали твой крик за Мишу и отдали бы ему должную справедливость. Тут терпение ни к чему не поведет; напротив, тут необходима настойчивость. Ты отец, кому же можно вступиться за него, как не тебе?

Я и прежде слышала, что на Кавказе пропасть интриг; теперь это очевидно. Не думаю, чтобы тут интриговал князь Аргутинский; его хвалят за благородство и высокий дух, притом какая ему надобность интриговать против Миши? А вероятно тот, кто составлял реляцию там, или уж не в Петербурге ли это сделали? Потому что Миша писал мне с полною уверенно-стию, что я прочту в «Инвалиде» его имя. Видно же он знает, что и его подвиги помещены в описании дела под Чохом.

Умоляю тебя, мой ангел, не оставляй этого обстоятельства без внимания, заступись за Мишу всем сердцем. Не грусти, а действуй! Не молчи с терпением, а кричи во все горло! Кому же тут и кричать, как не тебе? Надо бить железо, пока оно горячо; пройдет много времени, тогда и пора пройдет; а теперь-то и хлопотать. Целую твои ножки, не оставляй этого дела, постой за Мишу всеми силами и всем умением твоим.

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по источнику: «Российский архив»: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Альманах: Вып. XI — М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001. — 672с.; ил.
© М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru