Оглавление

Анна Николаевна Дубельт
(1800-1853)

Письма А.Н. Дубельт к мужу

Письмо 51

Стр. 128

3-го октября 1849. Рыскино

Вчера получила я твое письмо от 28-го сентября, дорогой Левочка, где ты ничего не говоришь о своем здоровье, почему я и полагаю, что оно в порядке. Слава Богу.

Ты пишешь, Левочка, что Государь подарил тебе табакерку с своим портретом, а ты подарил ее детям. Мне кажется, мой ангел, что тебе следовало бы сохранить ее у себя — царский подарок, с портретом Государя, надо сохранять как святыню. Он дарит свой портрет, как милость, а ты отдаешь этот портрет другим, хоть и детям, но все-таки у себя его не оставил, как будто не дорожишь им. Они люди молодые, притом подарок царский сделан не им, у них эта табакерка будет валяться, это увидят, и пожалуй, перенесут куда не надо, что ты брезгаешь царским подарком и отдал его, а у себя сохранить не хотел. Мне кажется, Левочка, что тебе надо эту табакерку прибрать у себя в шкатулке, и пока ты жив, беречь ее у себя и никому не отдавать, после же тебя и без того она достанется детям и перейдет в их потомство, если у них будет оно.

Ты пишешь, Левочка, что Миша напрасно желает приехать в Петербург и что ему бы лучше оставаться там. Ангел мой, ведь хотя он и сам туда просился, а все-таки ему скучно с чужими, на чужой стороне. Дай ему душу отвести, взглянуть на родных. Нынче он уцелел, а кто знает, что его ждет впереди? Ну, как ты ему теперь отсоветуешь приехать повидаться с нами, а на будущее лето опять экспедиция и его не станет, поэтому мы с ним уж и не увидимся, тогда ты на старости лет вечно будешь тужить и себя упрекать, что не допустил его попользоваться счастием обнять еще раз людей, столь дорогих его сердцу. Он не просит денег на проезд, он для этого сберег из своего жалованья, то за чем же противиться такому натуральному и законному его желанию? Повредить службе его эта поездка не может, потому что он себя показал таким молодцом, так скоро заставил оценить себя, что мучиться ему и коптеть целую зиму на месте нет особенной надобности. С его нравом это даже опасно, он со скуки скорее там напроказничает, чем в Петербурге, где ему некогда будет дурачиться. Он так будет рад и счастлив видеть всех дорогих ему людей, что большая дурь и в голову влезть не успеет.

Наконец, я нахожу, что мы должны чем-нибудь его потешить за то, что он так блистательно вел себя во все продолжение экспедиции. Его мужество, благородство и храбрость делают честь не только ему, но и нам. Он прибавил нового лоску твоему и то уже прекрасному имени. Воинские достоинства ценятся высоко везде, во всех народах, и всегда высоко ценились во всех веках, потому что эти достоинства трудны и редки. Миша не какой опытный воин, застарелый на войне; тем более его храбрость и искусство блистательны! Все это заслуживает любви, похвал и награждения, а в настоящем случае ему нет высшей награды, как побывать в Петербурге и повидаться с теми, к кому привыкло и проросло его сердце. Не мешай такому прекрасному желанию, мой ангел, прошу тебя, напротив, помочь ему.

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по источнику: «Российский архив»: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Альманах: Вып. XI — М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001. — 672с.; ил.
© М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru