Оглавление

Анна Николаевна Дубельт
(1800-1853)

Письма А.Н. Дубельт к мужу

Письмо 44

Стр. 120

3-го июля. 1849. Каменное

Три года не болели у меня зубы, дорогой Левочка, и я не могла нарадоваться, что ни дождь, ни ветер, ни стужа, ни сырость не вредила им. Я уж думала, что зубная боль совсем меня покинула, и что эта боль забыла вовсе, что у меня есть зубы. Зато теперь уж как она наверстывает свое трехгодичное отсутствие. Кажется, нет ни одного зуба во рту, который бы не болел у меня; даже те зубы, которые выкрошились, и те болят. Лицо беспрестанно пухнет, то та щека, то другая, ни одной ночи уснуть не могу, и есть могу только что-нибудь жидкое, даже белого хлеба, размоченного в чаю, не могу взять в рот без боли. К тому же я здесь в Каменном опять упала с дрожек. Лошади чего-то испугались, понесли, дрожки на бок, а я и слетела с них.

Ничего нет хуже, как в мои лета, что называется встряхнуться. Это составляет внутренний ушиб, гораздо хуже наружного. Внутренность мягкая и в ней образуется кровяной желвак, с опухолью. Пока это длится, ужасно беспокойно; желудок почти ничего не варит, все внутри чувствует боль и тошноту, а тут еще опухоль и постоянные флюсы. Оно, пожалуй, и терпишь, нечего делать. Я лежать не люблю, но как не совсем здоров человек, то всяким делом худо занимается, все в половину, как-нибудь. И так досадно, что в кои веки попаду в Каменное, тут бы заняться здешними делами, не тут-то было. Сегодня две недели, как я сюда приехала, а была здорова только один день. Все нездоровится, то от падения с дрожек, то зубы замучили. Надо скоро ехать отсюда, а я и половины не сделала, что бы должно.

Стр. 121

Вот и еще очень верное дело пропустила. Не поздравила тебя вовремя с твоими ! именинами. 18-го июня я была в Толмачах, на пути в Каменное. Там, будучи по дорожному, я не собралась написать к тебе в этот самый день, а как приехала сюда, да затормошили меня зубы, то хоть и писала к тебе, но об именинах твоих и не написала ни слова. Прости меня, Левочка, ты ведь знаешь и, конечно, уверен, что и кроме именин твоих я всегда помню тебя, почитаю, удивляюсь твоим добродетелям и молю Бога постоянно, чтоб ты был здоров и счастлив. В день именин твоих, это было в субботу, я много думала о тебе; в вечеру того дня приехала ко мне в Толмачи Амалия Мат<веевна> Давыдова и ночевала в моем маленьком домишке. Разумеется, мы много с нею о тебе говорили. Она влюблена в тебя, потому что ты ей нужен и по старой привычке; я боготворю тебя по убеждению, что нет на свете человека лучше тебя, благороднее, великодушнее и добрее. Поэтому ты можешь судить, как нам приятно было с нею о тебе разговаривать.

И теперь приятно мне писать к тебе, но левая щека распухла и болит, то писать наклонившись тяжело и больно. Но все-таки не могу не поблагодарить тебя за все твои милости. Твои письма, известия о детях, присылка писем графа Орлова, которые приберу в свою шкатулку для нашего потомства, все лакомства от тебя полученные: ветчина, сыр, икра, апельсины, конфекты; коляска, которую уже привезли в Рыскино, но я ее еще не видала; обещание прислать мне копии с детских портретов; — все это такие доставляешь ты мне удовольствия, которые имеют двойную цену, как сами по себе, так и потому, что доказывают постоянную твою обо мне память.

Также порадовало меня письмо Греча и статейка, напечатанная в «Пчеле». За все тебе спасибо, ангел мой Левочка.

Благодарю тебя также, милый друг, за твои хлопоты о нашей Васильевской земле. Ты | пишешь, что Сенат решил в нашу пользу и послал предписание исполнять свое решение Межевой канцелярии. Это для пересочинения планов, но для возвращения мне этой земли, кажется, следует послать из Сената предписание в Тверское губернское правление, которое от себя предпишет Вышневолоцкому земскому суду снять неправильно поставленные столбы и возвратить мне во владение мою землю. Позволь, дорогой Левочка, еще тебя об этом деле побеспокоить, именно, чтобы Сенат предписал Тверскому губернскому правлению сделать распоряжение возвратить мне эту землю. Межевая канцелярия будет планы пересочинять несколько лет, то это долго ждать, а как уже Сенат признал мое требование справедливым и находит, что землю следует мне отдать, то уж доверши свои благодеяния и похлопочи, чтобы ее отдали, не дожидаясь пересочинения планов, которые могут доставлены быть к своему месту и после. Теперь стоит только вынуть столбы, неправильно поставленные, и объявить по принятой форме от суда, при понятых и наших поверенных, что владение возвращается нам по-старому, до ручья.

Прилагаю здесь письмо Мишиньки, которое верно доставит тебе удовольствие. Его горячие к тебе чувства не могут не утешить тебя, тем более, что делают ему самому много чести.

А посылать ему много денег вдруг, я согласна, что не следует. Пусть лучше немножко перебивается, чем слишком много иметь денег в руках. Когда он докажет, что исправился от мотовства, тогда дело другое. Притом, он ведь и не просил прислать ему жалованье золотом прежде времени, а только просил присылать его вперед звонкою монетою, а не бумажками. Так и сделать. Ангел мой Левочка, когда дети уехали из Петербурга, я писала тебе свое мнение, что теперь надо бы тебе определить поменьше денег на расход. Ты на это ничего не отвечал мне. Разве тебе не понравился мой совет? Ведь я не хочу тебя учить, мой бесценный, но неужели ты не позволишь мне сказать иногда своего мнения? Ведь я тебе не чужда, не правда ли?

Ты может быть подумал: «Какое Анниньке дело до моего хозяйства, я в ее хозяйство не вмешиваюсь». — Друг мой сердечный, да я бы рада душою если б ты вмешивался в мое хозяйство и требовал бы от меня отчету. Но я знаю, что ты до этого не охотник, а притом и в том уверен, что у меня ни одна копейка не пропадет даром. Я несравненно тебя расчетливее, скупее. Если же я себе позволила напомнить тебе об уменьшении расходов, так это потому, что по твоей рассеянности, ты, пожалуй, забудешь, что расходов должно быть меньше; и хотя, конечно, сестра Алек<сандра> Константиновна усердно занимается твоим хозяйством, но ведь это не ее деньги, а что не свое, того не жаль. Притом, я не знаю, мастерица ли она хозяйничать. Теперь, конечно, пока Павел Матвеевич у нас, другое дело, но когда ты один!

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по источнику: «Российский архив»: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Альманах: Вып. XI — М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001. — 672с.; ил.
© М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru