Оглавление

Анна Николаевна Дубельт
(1800-1853)

Письма А.Н. Дубельт к мужу

Письмо 39

Стр. 116

5-го мая 1849. Рыскино

Дорогой Левочка, как мне жаль тебя, что ты останешься один, и оба сына от тебя уедут. Пусто будет тебе без них. Что ж делать, сами мы хотели, чтоб они были военные. За Николиньку, мне кажется, опасаться нечего, его поход будет прогулка. Что ж касается до Миши, он так полон самых блестящих надежд, что и мне сообщил какую-то уверенность. Дай Бог, чтобы сбылись его мечты и ожидания.

Если Бог сохранит дни его, то он конечно проложит себе хорошую дорогу. Когда он захочет, он чудесный молодой человек, умен, ловок и заставляет любить себя. Зиновьев41, принц Александр Гессенский42 оказывают ему очень много участия и даже дружбы. Видно же у него есть такие качества, которые могут привязать к нему людей в таком положении, где они нисколько не нуждаются в Мишиньке, следовательно полюбили его безотчетно, по склонности и влечению сердца, а не по расчету или из видов. Он им нужен, поэтому их внимание и нежность к нему основаны на причинах, делающих честь Мишиньке.

Поэтому я надеюсь, что Мишинька приобретет и на Кавказе любовь начальников и товарищей. Он обворожителен, когда захочет. Я думаю, там немного таких майоров, как он, и вероятно его там оценят.

Он мне показывал и рассказывал все твои милости к нему, единственный в мире папашка! Таких отцов, как ты, не было, нет и не будет никогда. Господи! Какой ты добрый отец и какой добрый человек.

Вот и до меня как ты милостив. Заплатил 300 <рублей серебром> процентов Лест-ремну и хочешь еще уплатить ему за меня остальные 5 <тысяч рублей серебром>. Но на это последнее пожертвование, ангел мой Левочка, я не согласна! Отъезд обоих сыновей и содержание их на чужой стороне обойдутся тебе недешево, то зачем еще и мне прибавлять тебе расходов и еще таких значительных. Даст Бог, я и сама справлюсь с уплатою Лестремну.

Но скажи, пожалуйста, Левочка, неужели и теперь будет у тебя выходить по 1000 <рублей серебром> в месяц, как выходило доселе. Уж конечно, ты убавил лошадей и людей; притом и на стол должно выходить в половину меньше. У детей бывали гости, а теперь Федор Федорович почти никогда дома не обедает, твой стол, одно блюдо, — сестра Алек<сандра> Конст<антиновна>, я думаю, кушает немного, — то должны теперь на стол выходить суммы очень умеренные. Советую тебе и прошу тебя, мой ангел, в это вникнуть и назначить на содержание дома в месяц в половину против прежнего, потому что тебе деньги нужны будут

Стр. 117

для пересылки детям. Зачем же издерживать их понапрасну, когда половины семейства не будет в Петербурге.

Я потому тебе напоминаю об этом, что зная твою бессеребренность, я боюсь, что ты не обратишь на то внимания, а люди в доме и рады будут пользоваться твоею рассеяностию.

Ты столько осыпаешь меня своими благодеяниями, что не успеваю тебя благодарить. Еще, кажется, я не расцеловала твоих ручек за коляску, которую ты хочешь прислать ко мне. Только жаль, Левочка, что ты изубытчился так много. Я просила прислать коляску как она есть, и хотела кое-как вычинить ее здесь; ты же говоришь, что прежде июня она не поспеет, поэтому в ней много чинят и она будет дорого стоить. Жаль мне твоего кармана, Левочка.

11-го мая

Левочка, сделай милость, похлопочи о моем Васильевском деле в Сенате. Межевая канцелярия решила его в мою пользу; это решение представлено в Сенат 4-го августа прошлого 1848-го года. Отчего же, Левочка, так долго не могут его кончить. Теперь опять лето, опять травы, опять сенокос и опять выдропужские ямщики неправедно будут владеть моею землею. Умоляю тебя этим заняться и меня уведомить, отчего дело не идет вперед. Кому ты поручил его, Левочка, напиши пожалуйста.

После проезда Мишиньки мне не очень здоровится, и мне нужен лекарственный чай, который всегда делает мне пользу. Прилагаю здесь ярлык, по которому прошу тебя, мой ангел, сделай милость, прикажи достать из аптеки этого чаю, пришли мне сюда как только можно. Вчера было 10-е мая; вероятно, Николинька наш выступил в Варшаву, как предполагалось. Жаль мне тебя, мой ангел, что ты остался один, но еще жалчее, что ты питаешь такие грустные мысли, будто детей больше не увидишь. Будто ты уж так стар, что не доживешь до свидания с ними? Сделай милость, не позволяй себе так думать; а только береги свое здоровье.

Целую твои ручки миллион раз.

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по источнику: «Российский архив»: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Альманах: Вып. XI — М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001. — 672с.; ил.
© М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru