Оглавление

Анна Николаевна Дубельт
(1800-1853)

Письма А.Н. Дубельт к мужу

Письмо 30

Стр. 108

25-го генваря. 1849. Рыскино

Сейчас получила я письмо твое, дорогой Левочка, где ты пишешь, что Марья Васильевна Столыпина36 при смерти от холеры. Хотя жаль ее, что в таких цветущих летах ей приходиться расстаться с жизнию, но всего больше пугает меня эта болезнь за Николиньку. Он сложения не крепкого; ну, как к нему также пристанет холера, а в Петербурге ее лечить совсем не умеют. Ты пишешь, что он всякий день бывает у больной; оно и похвально, и я думаю, что холера не прилипчива,

Стр. 109

но Боже сохрани, если и он занеможет! Сделай милость, Левочка, напиши мне, от чего сделалась холера у Столыпиной. Не может быть, чтобы от пищи, уж верно, она кушала не больше воробья или цыпленка. Должно быть, она занемогла от простуды. Сделай милость, Левочка, посоветуй Нико-линьке остерегаться простуды всеми средствами. Потом, хоть я струхнула за него, но ему не надо и думать о холере, это самое верное средство не занемогать ею. Остерегаться не значит бояться, остерегаться необходимо, а бояться ее отнюдь не должно.

Если же, Боже сохрани, пристанет холера, в Петербурге ее совсем лечить не умеют. Я удостоверилась, что холера ничуть так не страшна, как ее прославили доктора. Диета, спокойствие, тепло и самые легкие лекарства уничтожают ее очень скоро, только бы все это употреблять в пору и в меру. От чего же у меня здесь никто не умер? А были больные очень опасные. От того, что я лечила их просто, соображаясь с природою; не мудрила и не умничала, а лечила, как рассудок велит. Приближается весна, и я уверена, что холера опять у вас появится, и я нисколько не боюсь ее, потому что уверена с нею справиться. Как мне жаль, что время и занятия мои мне не позволяют, я бы выпросила себе в Твери или Петербурге холерный гошпиталь на свои руки с тем, чтобы мне дали полную волю распоряжаться, и уверена, что у меня мало бы кто умер, потому что холеру лечить право нетрудно. Малейшая безделица помогает, лишь бы успокоить больного и чтобы он не был расслаблен лекарствами до меня. Здесь были больные, которые на докторских руках непременно бы умерли, а у меня они и теперь живы. Тем более грешно не вылечить холеру, когда она продолжительна, как была у Марки, и теперь у Столыпиной. Я понять не могу, как тут не вылечить больного, когда время есть на то.

Бог с ними, это все доктора делают, они морят людей от того, что слишком мудрят и умничают. Да мне за вас-то страшно, особенно, не знаю почему, за Николиньку. Ради Бога, попроси его от себя и от меня беречься, а между тем не бояться холеры, и не думать, что она пристанет, а между тем остерегаться пить воду, даже и квас пить умеренно. В холерное время вода ужасно опасна.

Дай Бог, чтоб вы все были здоровы. Не знаю, отчего эта холера у Столыпиной ужасно меня встревожила. Пока холера была в простом народе, я за вас не боялась; а теперь стало страшно и грустно.

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по источнику: «Российский архив»: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Альманах: Вып. XI — М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001. — 672с.; ил.
© М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru