Оглавление

Анна Николаевна Дубельт
(1800-1853)

Письма А.Н. Дубельт к мужу

Письмо 27

Стр. 108

23-го генваря. 1849. Рыскино

Как это хорошо, дорогой Левочка, что Коля Корсаков женится на дочери Н.Н. Муравьева33. Дай бог ему счастья столько, сколько он заслуживает; он такой достойный молодой человек. И как я рада за Софью Николаевну и за брата Семена Николаевича, что бог им послал такую радость в такие тяжкие для них минуты. Пожалела я о тетушке Анне Семеновне34. Славная была старушка. Как мне жаль, что мне не удалось еще раз взглянуть на нее; я ее очень нежно и горячо любила с самого малолетства. Всегда находили, что я на нее похожа, и она меня всегда называла sa fille adoptive*. Когда матушка уезжала из Петербурга в Киев, тетушка Анна Семеновна ужасно ее просила оставить меня у нее, также и дядюшка Николай Семенович просил, чтоб меня у него оставить, и хотя матушка на это не согласилась, не менее того я всю жизнь помнила их лестное для меня желание. Тетушка Анна Семеновна мне всегда была дорога чрезвычайно и мне очень жаль, что наконец и ей пришлось нас оставить.

Как мне жаль, Левочка, что у тебя в канцелярии случилась такая неприятность35, и ты так огорчен ею. Неужели нельзя отыскать, кто это сделал? Ты пишешь, мой ангел, что похититель бумаг представил их как доказательство, что из III-го отделения можно получить за деньги какую хочешь бумагу. Ну, так если это известно, куда были представлены бумаги, то не может же быть, чтобы там приняли их от неизвестного. Как мне жаль тебя, Левочка, что при всех трудах твоих ты более видишь горя, чем радости, но что ж делать, Левочка, не мучься так, мой ангел. Здоровье твое дороже этих бумаг. Ведь ты не виноват в этой покраже, а если есть злодеи на свете, не ты тому причиною. Невозможно, чтобы тебя винили в этом случае, а если не винят те, от кого ты зависишь, то до других какое дело. На всех не угодишь. Эта неприятность доказывает, что у тебя есть враги, а это не мудрено, потому что всякий злой и дурной человек будет тебе непременно врагом именно от того, что ты не похож на него. Следовательно, как дурных людей на свете много, и врагов должно быть у тебя довольно.

Ведь если бы хорошие люди старались вредить тебе, тогда было бы это прискорбно, а что негодяи делают зло, что ж тут удивительного! Конечно, такая неприятность очень тяжела, особенно при твоей чувствительности, но все-таки здоровье всего дороже, и я боюсь, что ты его расстроишь, принимая свое огорчение слишком горячо к сердцу. Неужели граф или Государь обвинят тебя? А если они не винят, то до других и дела нет.

Хоть я тебя уговариваю, но мне и самой очень за тебя больно. Сколько трудов тебе, сколько лишений всякого рода, а вместо награды огорчения и неприятности. Но чем тут помочь, Левочка? Без службы ты соскучишь, а служба другого рода будет не по тебе. Чернота человеческая везде проявляется, где бы ни жить, где бы ни служить, если же тебе службу переменить, надо вновь привыкать, а тут ты уже не только привык, но даже прирос. Мне кажется только то необходимо, чтоб ты не был так чувствителен к неприятностям, и как говорится по русски, плевал бы на них. Но и то правда, что это не от себя зависит.


* приемная дочь (пер. с фр.).

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по источнику: «Российский архив»: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Альманах: Вып. XI — М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001. — 672с.; ил.
© М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru