Оглавление

Анна Николаевна Дубельт
(1800-1853)

Письма А.Н. Дубельт к мужу

Письмо 24

Стр. 105

18 августа. 1836. Рыскино

Ай! Караул! Что ты это со мною делаешь, Лева? В какое тонкое вводишь искушение, предлагая мне опять сюда приехать на четыре дня! Начинаю тем, что ручки твои целую 999 раз за твое милое желание сделать мне такое большое удовольствие и за то, что тебе самому так хочется опять побывать здесь. За это последнее надо расцеловать ручки до 999 999 раз; остальной же раз надо и тут и там оставить для свидания.

Я поставила себе теперь за правило делать все, что ты хочешь, мое солнце красное, соглашаться во всем на твои желания, мой ангел бесценный, и не поверишь как мне это приятно. Чтобы ты не затеял, я спорить и прекословить не буду, ибо дала тебе полное верющее письмо над собою и уверена, что ты не употребишь во зло моей доверенности, потому что ведь она засвидетельствована в уездном суде, я и в книге расписалась и заплатила за это два целковых. Так ведь ты, конечно, слишком великодушен, чтобы решиться разорять меня и заставить писать другую доверенность, и опять привозить сюда книгу, и опять платить два целковых! Не правда ли?

Но все-таки, какую бы полную доверенность кому не дать, ведь доверителю все-таки остается право сказать свое мнение, не так ли? И вот этим-то правом я и хочу воспользоваться.

Ты, мой сокол ясный, не воображаешь и вообразить не можешь, как я тосковала после твоего отъезда, еще и теперь я не совсем опомнилась, однако все-таки понемногу начинаю становиться покойнее, хотя это спокойствие вдвигается в душу очень медленно. Посуди теперь сам, что со мною опять будет, как ты опять здесь побываешь, и только на четыре дня! Ой, ой, ой, и подумать страшно, как я опять растоскуюсь, какое мне опять будет мученье угомонить себя после твоего отъезда, и опять уложить свои взбудораженные чувства. Ведь я чувствую не так, как другие, а вдесятеро сильнее, то сам посуди, что со мною будет. Я думаю, что уж тут я не выдержу, а и сама с тобой поеду отсюда, потому что решительно не в силах оставаться после тебя, когда ты уедешь. Так вот видишь, какая оказия! И потому прошу у тебя помилования, отпусти душу мою на покаяние, не погуби вконец, отец родной.

Если б это было на четыре недельки, тогда было другое, тогда бы я так запрыгала, что перескочила бы через все облака, которые ходят над Рыскиным, как бы высоки они ни были. Но четыре дня! Сам посуди, это не только прыгнуть, и высморкаться не успеть, а горевать не угомонишься! И не рада, да не могу успокоиться, вот и только! Что хочешь делай, разве сердце вырезать вон. Я бы и на это согласна, да здесь нет такого искусного оператора, а Арндт32 далеко, и сюда за этим не поедет.

Благодарю тебя, голубок мой бесценный, мильон и мильон раз, но что ж делать, когда я такая дура, что могчи нет. Не могу с собою справиться, да и только; не могу, и не могу. Прощай, милый Левочка.

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по источнику: «Российский архив»: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Альманах: Вып. XI — М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001. — 672с.; ил.
© М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru