Оглавление

Анна Николаевна Дубельт
(1800-1853)

Письма А.Н. Дубельт к мужу

Письмо 21

Стр. 102

9-го ноября. Рыскино. 1835

Получила, получила! Ну, как я рада. Уж теперь не надо прыгать с балкона, уж и Евстигней не подаст на тебя просьбы в уездный суд, даром, что поехал в Торжок. Получила я наконец твой 2-й нумер. Это худо, что Захаржевский такую разницу сделал тебе в акциях, только я не очень понимаю этого дела. Может быть акции опять поднимутся? Притом и то мне кажется, что Захаржевский должен по настоящему заплатить тебе за акции ту цену, какая им была в то время, когда он их взял у тебя, а не ту, которая теперь существует. Ежели это дело пойдет на лад, напиши мне, Левочка, ибо мне теперь очень жаль, что твои планы разрушились. Как ни говори: что в

Стр. 103

деньгах!, а когда есть семейство и многие потребности в жизни, и долги, то нельзя не дорожить деньгами. Я сама не желаю лишнего, но признаюсь, что желала бы жить без долгу. Хорошо и можно без них обойтись, но видно ты без них обойтись не можешь, когда всегда в долгу. Так нельзя же и брезгать деньгами, мой голубчик. Извини мне, прости мне великодушно, и великолепно, и щедро, и милостиво мое рассуждение; но согласись, что я дело говорю.

Твоя княгиня Шаховская настоящая дура. Как можно быть такой сумасбродной и так волочиться за мужчиною, да еще женатым. Впрочем, может быть у нее и нет худого намерения, а мы ее браним.

Левочка, ты в этом письме найдешь иголку для шитья по канве. Вели, душинька, купить мне десяток таких иголок, оне по 10 <копеек> каждая, и пришли мне сюда поскорее. Прикажи Карпу; он мне их покупал, да ему же и ближе из корпуса, а продаются оне в Перинном ряду.

Как меня огорчает и пугает грусть твоя, Левочка, ты пишешь, что тебе все не мило и так грустно, что хоть в воду броситься. От чего это так, милый друг мой? Пожалуйста, не откажи мне в моей просьбе, пошарь у себя в душе и напиши мне, от чего ты так печален. Ежели от меня зависит, я все сделаю, чтоб тебя успокоить. Ты можешь быть уверен, что я себя не пожалею, собою пожертвую с удовольствием, лишь бы ты не был так несчастлив.

Жаль Булгакова, если он был точно такой полезный человек, как ты описываешь. Кто-то будет на его месте.

Николинька наш от того не так часто пишет ко мне, что я ему велела сама писать ко мне только по воскресеньям или по праздникам, когда он бывает дома. Впрочем, если б он и из корпуса находил бы средство иногда написать несколько строчек, оно было бы не худо. Но мне не хочется, чтоб он принуждал себя, если своей охоты нет. Я сама знаю как несносно писать письма по принуждению. Впрочем, поговори с ним об этом, твои слова будут в этом случае действительнее моих, потому что ты не за себя будешь говорить. Ты скажи ему, что хоть я и позволила ему писать к себе только раз в неделю, но что, вероятно, я не буду в претензии, если он станет писать почаще, а между тем и для него не худо показать мне тем свою любовь и усердие. Не нужно больших писем среди недели, два слова, что он здоров и меня помнит, а в воскресенье пусть опишет всю неделю поподробнее. Только ты все это скажи ему от себя, а не от меня; я пусть буду в стороне.

У нас было не только 12 градусов мороза, но было уж и 15 и 16 гр<адусов>. Я всегда говорю, что в Рыскине холоднее Петербурга, место гораздо выше, здесь самое высокое место в России. Отсюда вытекают величайшие реки Волга, Дон, Днепр и Западная Двина во все четыре стороны.

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по источнику: «Российский архив»: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Альманах: Вып. XI — М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001. — 672с.; ил.
© М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru