Оглавление

Анна Николаевна Дубельт
(1800-1853)

Письма А.Н. Дубельт к мужу

Письмо 20

Стр. 101

29-го октября. 1835. Рыскино

Поздравляю тебя, милый Лева, с Колиным рождением. Сегодня ему 16 лет. А ты верно забыл об этом?

Я опять виновата перед тобою, опять у меня накопилось денег и опять я к тебе их не посылаю, а посылаю в Торжок выкупать вексель в 2750 <рублей ассигнациями>. Это последний вексель, по которому мы должны Ульяне. После этого останется только выплачивать 25 <тысяч рублей> Ивашеву. Извини меня, Лева, что я не могла воспротивиться желанию выкупить этот вексель. Но Никифор обещает мне еще 3 <тысячи рублей> через 2 недели, тогда я пришлю к тебе не все, а сколько могу, ибо надо уже припасать 1000 <рублей> для Маминьки к 1-му генварю. По приезде моем сюда я уже получила с Каменного 2550 <рублей> на монету, да еще 3 <тысячи рублей> в виду чрез две недели. Славное Каменное! Только то несносно, что за все векселя надо платить ассигнациями, что чрезвычайно изменяет мои счеты. Как ни толкуй А.Н. Мордвинов, что это все равно, а право этот курс несносен. Например, теперь уже 16 <копеек> на рубль ассигнационный, то я должна внести теперь 3190 <рублей> вместо

Стр. 102

2750 <рублей> за Ульянин вексель. Это 440 <рублей> разницы, а утешенья надо искать только в воображении; надо вообразить, что это все равно!

Когда этот вексель будет уплочен, то мы в нынешнем 1835-м году выплатим 11424 <рублей ассигнациями>, а на монету это составит 13120 <рублей>. Каков министр финансов?

Вот видишь ли, какой я тебе подробный даю отчет о своем управлении, расскажи же и ты мне что-нибудь о своих акциях. Неужели зарецкие мужики еще ничего не вносили, Левочка? Я боюсь, что ты опоздаешь дать денег Яишникову для Петергофского домика.

Какая странная здесь погода. Насыпало снегу, но землю не засыпало совсем, и пошли морозы, так что ни на колесах, ни на санях нельзя проехать. На колесах слизко и опасно, а на санях ехать худо и тяжело, потому что мало снегу.

Я получила твое письмо от 18-го с<его> м<есяца> и в большой претензии, что, прожив здесь неделю, получила от тебя только одно письмо. Смотри же, Лева, пиши ко мне по два письма в неделю, как прежде, а то я такой на тебя штраф наложу, что ты караул закричишь.

Ты пишешь, что купил сани и заплатил 550 <рублей> и чтоб я не вдруг испугалась этим цифрам, ты приклеил бумажку, которая на складке письма сложилась и отстала, и как только я развернула письмо, то эта бумажка первая привлекла мое внимание. А как она была отставши, то первая вещь, кинувшаяся мне в глаза, была сумма 550 <рублей>.

Супруга твоя, каменская барыня, очень рада, чтоб ты себя тешил, лишь бы были средства и лишь бы эти сани стоили этих денег. Даст Бог, выплатим долги, будет чем за сани заплатить.

Прилагаемые две записочки отошли по принадлежности, а если будут ответы, перешли ко мне. В особом пакете получишь письмо для нашего Коли и 25 <рублей ассигнациями>. Это ему подарок в день его рожденья. Отдай ему и поцелуй его за меня, моего дорогого дитя. Совсем ли он здоров? Миша опять очень здесь умен.

На днях, Левочка, ты получишь посылку с извощиком, в этой посылке ты найдешь овчинный тулуп, армяк из серого сукна и такие же шаровары. Все это прикажи отдать Мирону, тому мальчику, которого я прислала к тебе летом с Николинькой для отдачи его в ученье к Всеволжскому. Белья дано ему было тогда же, но шубы и армяка у него не было. Если же, сверх моего чаяния, ему уже куплен тулуп, то этот присланный вели отдать, кому он будет нужен из людей, а если никому не нужен, то вели прибрать. Кажется у Миши, твоего маленького повара, нет шубы. Форейтору не вели давать, ему прошлую зиму сшили новую шубу.

Прикажи Марке, прошу тебя, если Марья Ник<олаевна> Лаврова или сестра Нат<алья> Ник<олаевна> пришлют попросить нашего портного, то чтобы никогда не отказывать.

Какой результат вышел с тем мальчиком, которого сестра Наташа хотела за воровство отдать в Сергиевскую пустынь, помнишь ли ты перед моим отъездом просил об этом Муравьева Андрея? Чем это кончилось, напиши пожалуйста, я обещала сестре, что это будет сделано, как ей хочется.

Ох! уж чувствую, что ты меня разбранишь за все эти распросы и хозяйственные распоряжения. Ну, кстати ли генералу и начальнику штаба заниматься тулупами и армяками? Да что ж делать, ваше превосходительство? Если вам это не угодно, так уж позвольте мне относиться прямо к Марке и уж с ним завести переписку о делах.

Прощайте, душинька, вы, я думаю, теперь чай кушаете, желаю вам хорошего аппетита, а мы только что откушали.

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация вверху страницы. Разбивка на главы введена для удобства публикации и не соответствует первоисточнику.
Текст приводится по источнику: «Российский архив»: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. Альманах: Вып. XI — М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001. — 672с.; ил.
© М.: Редакция альманаха «Российский архив». 2001
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru