Текст соответствует изданию:
"1812 год в воспоминаниях современников", под ред. Тартаковского А.Г.
М.: Наука, 1985, С. 105-136

 Оглавление

А. Г. Тартаковский

"Воспоминания" Д.В. Душенкевича

Дмитрий Васильевич Душенкевич родился в семье дворян Херсонской губернии в 1797 г. В январе 1808 г. родители отдали 11-летнего сына во 2-й Кадетский корпус в-Петербурге; через три года Душенкевич был выпущен унтер-офицером и определен в Симбирский пехотный полк, входивший в состав формировавшейся 27-й пехотной дивизии. Вместе с полком 15-летний юноша участвовал в важнейших сражениях Отечественной войны — при Красном, Смоленске, Бородине, Малоярославце. В битве при Бородине был ранен штыком в ногу. С января 1813 г. Душенкевич назначается старшим дивизионным адъютантом при командире 27-й дивизии генерал-лейтенанте Д.П. Неверовском, а когда последний в сражении под Лейпцигом был ранен, находился при сменившем его генерале М.Ф. Ставицком. В августе 1814 г. Душенкевич получил чин капитана: за Отечественную войну имел награды — ордена Св. Анны 3-го класса и Св. Владимира 4-й степени с бантом. В ноябре 1814 г. Душенкевича переводят в Чугуевский уланский полк, в рядах которого он и закончил кампанию 1814 г.

После окончания Отечественной войны военная служба Душенкевича продолжалась в Молдавии и южных губерниях России, по некоторым сведениям — в корпусе жандармов. Еще в 1840 г. он намеревался выйти в отставку, а в 1854-м жил уже в отставке в своем имении в Херсонской губернии. [Сведения о биографин Д.В. Душенкевича почерпнуты из его формулярного списка за 1812-1814 гг. (РГВИА. Ф. 104. Оп. 208а. Св. 44. Д. 12. Л. 12 об.) и писем Душенкевича к Н.Н. Муравьеву-Карскому (ОПИ ГИМ.Ф. 254. Оп. 1. Д. 366, 367. 369)].

Воспоминания Душенкевича хранятся в РГАЛИ. куда в свое время поступили из Гослитмузея. Рукопись представляет собой 18 листов писарского текста с правкой автора. Бумага формата 23 х 37 см, с фабричным тиснением в левом верхнем углу букв «I. Т» в овальном венке из листьев. Рукопись сшита в тетрадь, первый лист образует обложку, на обороте его — оглавление. Воспоминания не подписаны; лишь под оглавлением сделана помета: «1838-го года. Кишинев. Д.Д.» — тем же почерком, что и у авторской правки. Воспоминания состоят из «Предисловия», «Ведения», первой, второй и третьей «Тетрадей», соответственно относящихся к военным кампаниям 1812. 1813 и 1814-1815 гг. После «Третьей тетради» следует этюд «Взгляд на Кремль» и четыре «Анекдота», описывающих случаи из военной службы автора. Можно предположить, что Душенкевич намеревался продолжить свои воспоминания, так как в заголовке оставлено место для конечной даты: «Из моих воспоминаний от 1812-го года до...». Последовало ли продолжение, неизвестно; скорее всего, воспоминания остались незаконченными.

Осенью 1838 г. в газете «Русский инвалид» без указания имени автора в девяти номерах печатались отрывки воспоминаний Душенкевича. Они заинтересовали историка А.И. Михайловского-Данилевского. Редактор «Русского

Стр. 105

инвалида» А.Ф. Воейков сообщил ему, что рукопись получена от одного полковника (в письме от 14 декабря 1838 г. Воейков уточнял: подполковника), не желающего открыть своего имени, который «кажется, служит в корпусе жандармов». Воейков назвал и имя автора: Душенкевич (РГВИА. Ф. 241. Оп. 1. Д. 2. Л. 1; С.-Петербургское отделение Архива РАН. Ф. 295. Оп. 2. Д. 20. Л. 6).

В «Русском инвалиде» были напечатаны только сильно сокращенные «Предисловие». «Введение» и «Первая тетрадь». Хотя Воейков и уверял Михайловского-Данилевского, что рукопись содержит «лишь то, что Вы прочли в газете», это было не так, поскольку внешний вид сшитой полной рукописи воспоминаний, содержащей правку Воейкова, из которой было опубликовано только • начало, исключает возможность того, что она передавалась в «Русский инвалид» частями.

Следует сказать особо о характере правки. Если авторская правка Душенкевича ограничивается вписыванием в оставленные переписчиком пробелы для французских фраз и исправлением грамматических ошибок, то правка Воейкова отстоит от авторского текста весьма далеко. В соответствии с патриархальными редакторскими нравами того времени Воейков вычеркивал и дописывал от себя целые абзацы, переставлял части текста и слова внутри фраз, давал к тексту свои примечания. Вот, например, какой вид приняла после правки редактора главка «Преследование французских войск»:

У Душенкевича

... главные силы французов, простояв 40 ясных дней в бездействии (много времени утрачено), решительно повернули вспять в самое прекрасное время, до морозов, вопреки несправедливым, приписывающим окончание сей достопамятной, на многие веки примерной войны какому-то неосновательному случаю и морозам; забывая священные слова, полгода прежде перед целым светом обнаружившие намерение незабвенного Александра!

У Воейкова

... главные силы французов, простояв 40 дней в бездействии (много времени истрачено), решительно повернули по своим пятам, в самую прекрасную погоду, до морозов. Вопреки несправедливому, обидному для нас мнению, будто бы мы всеми успехами этого знаменитого похода обязаны холоду и морозу: назовем Бородино и Малоярославец — и клеветники замолчат. Кто участвовал в этих двух побоищах, кто находился на левом крыле Бородинском, тот с чувством народной гордости может говорить: русские храбры и французы достойные их соперники!

Вычеркнув окончание последнего абзаца «Первой тетради» Душенкевича, Воейков заменил его своим и сделал к собственным словам «Господь Бог за молитвы моих родителей сподобил меня быть в рядах защитников Отечества» примечание: «Еще прекрасное выражение. Только русский мог сказать это. В.» — т,е. отметил как «прекрасное выражение» слова, придуманные им самим.

18 октября 1962 г. в газете «Известия» под заголовком «Честь защищать Отечество. Из воспоминаний Д. Душенкевича, адъютанта генерала Неверовского» появились отрывки из «Первой тетради», относящиеся к сражению под Смоленском. Они имели подзаголовок «Публикуется впервые», хотя были напечатаны еще в 1838 г. в «Русском инвалиде». Основой для известинской публикации послужила рукопись, хранившаяся в РГАЛИ, в которой, однако, была сохранена вся редакторская правка Воейкова. Таким образом, в настоящем издании текст «Первой тетради» воспоминаний Душенкевича в перво-

Стр. 106

зданном виде, очищенный от редакторских искажений, печатается впервые. Вторая и третья «Тетради». «Взгляд на Кремль» и «Анекдоты» ранее не публиковались.

Нескольких слов в рукописи в местах, вычеркнутых Воейковым, восстановить не удалось или прочитаны они предположительно.

Воспоминания Душенкевича, написанные спустя четверть века после событий, о которых в них рассказано, остаются до сих пор единственным известным в исторической литературе последовательным изложением боевого пути 27-й дивизии на протяжении 1812-1814 гг. Младший офицер Душенкевич —15-16-летний юноша, рядовой участник сражений, поэтому его взгляд на происходящие события локален, поле зрения несколько ограничено, он участвует в войне, по собственному выражению, «как капля в бурном океане». Свидетельства таких очевидцев не менее важны для историка, чем записки крупных военачальников, особенно если учесть, что Душенкевич лично принимал участие почти во всех ключевых сражениях Отечественной войны и заграничных походов.

Оцифровка и вычитка -  Константин Дегтярев, 2004



Рейтинг@Mail.ru