Оглавление

Абрам Андреевич Баратынский
(1767-1810)

Письма

23-го июля 1790. Город Люнза

23-го июля 1790-го года. Город Люнза.

Любезный друг Виктор Денисьевич! [ [1]

Вторично имея случай писать к вам, что почитаю за превеличайшее свое удовольствие. — Уведомляю вас, что я достался в плен неприятелям прошедшего месяца 28-го числа у залива Кюменьгор. Сколько сил наших было, сражались с отчаянностию; на последок когда половина с галеры уже была побита и со всех сторон были атакованы принуждены были спустить флаг. Весь мой багаж погребен в морских волнах, и я остался только в одном мундире: но благодаря Всевышняго, что цел и не ранен я остался. — Завтрешний день мы отправляемся в Стокгольм от куда я уже писать не буду. — И так прасти любезный друг! Прошу покорно от меня поклонитца милостивой [государыне] Екатерине Петровне, и притом прошу вас покорно послать сие письмо в деревню, чтоб знали мои родители; но только не прямо к ним а к тетушки Надежде Васильевне и Алене Васильевне [ [2] которым прошу от меня поклонитца и сказать, что я повек мой не забуду их ко мне милости и ласки. — Засим пребуду покорный слуга: Абрам Боратынский.

Я писал к вам на другой день своего плена. Не знаю, получили вы мое письмо?

Речь идет о решении Абрама и Петра Боратынских перевестись из гвардии в армию в связи с русско-турецкой войной. Замысел не был исполнен.

Милостивые государи родители!

Я знаю, что вас сие известие чувствительно встревожит, узнавши о моей судьбе; но сего рока уже переменить не можно: и мне

Стр. 210

так суждено провести несколько времени вне своего отечества. И так прошу вас всепокорнейше не безпокоится обо мне, ибо и здесь с нами обходятся очень хорошо, и содержание в разсуждении пленных порядочное. — Присем покорнейше вас прошу от меня поклонитца всем моим родным, и сказать: что ни отдаленность ни время не изтребит из памяти моей их ко мне милости и ласки. Братья Богдан и Илья Андреевичи все живы, и находются один с принцом, а другой с Чичаговым [ [3]. — И так теперь сие последние письмо я к вам пишу, а из Стокгольма нам писать будет не возможно, куда мы отправимся завтре. — Любезным братьям когда вы увидите их, прошу от меня сказать: что я повек мой искреннейший их друг, так же и любезным сестрицам. За сим праститя милостивые государи! Прошу еще вас для самого Бога не безпокоится обо мне; после мира мы будем возвращены; и сего вожделеннейшего дня мы ждем с нетерпеливостию. — А я с моею к вам преданностию и высокопочитанием пребуду вовек. Покорнейший сын:

Абрам Боратынский. Мишка [ [4] мой так же жив и теперь со мною.

[1] Неустановленное лицо.

[2] Тетушки Абрама, родные сестры Андрея Васильевича.

[3] В.Я.Чичагов — главнокомандующий русским флотом в Балтийском море в 1790 году.

[4] Слуга Абрама; в 1802 г. обокрал его и был отдан на исправление Андрею Васильевичу.

Стр. 211

Полное соответствие текста печатному изданию не гарантируется. Нумерация внизу страницы.
Текст приводится по изданию: Лица. Биографический альманах. Т.2 Редактор-составитель А.А. Ильин-Томич. Феникс: Atheneum, М., Спб.: 1993
© «Феникс», 1993
© В.М. Бокова, 1993, комментарии
© Оцифровка и вычитка – Константин Дегтярев (guy_caesar@mail.ru)



Рейтинг@Mail.ru