Оглавление

Избранная переписка графа А.А. Аракчеева 
(май 1825 - апрель 1826 гг.)

Стр. 428

№ 391. Александр Танеев — графу Аракчееву (собственноручно).

13-го мая 1825 г. С.-Петербург.

Час лютейшаго для нас прискорбия наступил. Батюшки не стало сегодня в 6 часов утра.

Третьяго дня, будучи в полной памяти и сам заливаясь слезами, благословил он все семейство свое, увещевал каж-даго, простился с родными, потом упомпнал о близких сердцу его людях и начав с вашего сиятельства поручил матушке передать все его чувства вам. Исполнив сие, он приказал подать себе изготовленное за несколько дней до того письмо на Высочайшее имя и подписав его в присутствии всех нас, возложил именно на меня доставить оное к вам, сиятельнейший граф, с просьбою не оставить семейство такого человека, который всем сердцезгь был предан и любил его до последняго издыхания, да надеется, что и граф против него ничего не иыеет и желает ему добра..

Вот его слова. Исполняя его последнюю волю, я предаю и всех нас и прошение его в милостивое ваше внимание.

Так как батюшка изъявил желание быть преимущественно похороненным в Тихвине, но предоставил сие на мою волю, то я, намереваясь исполнить таковое его желание, прошу ваше сиятельство уволить меня, как на сей конец, так и на все лето в отпуск, ибо я, лишась отца и сердечнаго друга, на долгое время буду потерянным человеком, а оплакивать его буду вечно.

№ 392. Барон Иван Дибич — графу Аракчееву (собственноручно).

14-го мая 1825 г. Варшава.

По неокончании еще Высочайше утвержденнаго для возвра-щения маршрута, имею честь представить при сем вашему сия-

Стр. 429

тельству выписку из онаго. из коей изволите усмотреть, что Государь Император изволит предполагать прибыть в Царское Село 13-го июня, чрез Ригу и Ревель.

10-го числа возвратились мы из небольшаго вояжа для осмотра здешних новых Фабричных заведений. Его Величество, выезжая отсюда 5-го числа чрез Сухачев, Гомбт и Гостинин в Красковицы, 6-го чрез Пршебец, Клодаву, Домбис, Ленииц, Озерков в Згиерж, с заездом из онаго во вновь устроенноа местечко Фабрикантское Александров, 7-го чрез Жодзь во вновь устроенное Фабрикантское местечко Константинов, Шодек, Дутковолю, Серадзь, Опатовск (поместье князя Заёнчека) в Калиш. 8-го после осмотра кадетскаго корпуса и Фабрик чрез Турек, Колно и Клодаву в Красновицы. 9-го чрез Ходце и Влацлавск, где переправясь чрез Вислу в Плоцк, и 10-го чрез Вышеград и Сухачев обратно в Варшаву. В вышеозначенных местах во всех подчеркнутых значительное число немецких фабрикантов, они делают сукно, холст и разные бумажные товары, но преимущественно сукна. Выделывание это в Озеркове, Згиерже, Калише, доведено до весьма удовлетворительной исправности и тонкостью равняется хорошим английским сукнам. Фабрика ж г. Гарфа в Серадзе отличается пред всеми прочими красотой строений и весьма исправным состоянием во всех отношениях.

В последния пять лет перешло в Царство Польское наиболее из Силезии, Западной Пруссии и Саксонии более 100 тысяч душ (?) разных фабрикантов. Умножение овцеводства и поощрение правительства при заведении и торговле составило им лучшее против прежняго положение. Желательно только, чтобы сии новыя заведения были поддержаны с таким же тщанием, с каким приступали к их основанию. Перемена, сделанная в сем краю, представляет приятнейшее зрелище: чистота и самых строений и в их содержании, прекрасныя дороги, приметное улучшение хлебопашества и скотоводства и

Стр. 430

самое состояние жителей удивительны для всякаго, кто видел совершенно противное 10 лет тому назад.

В Варшаве, на сейме кажется, что твердое решение Государя Императора отменит публичныя заседания имело самыя лучшия последствия, равно как, отцовския наставления, данныя при разных представлениях сенаторов и послов из палатинатов. Они действуют почти единогласно по направлению, предначертаняому Государем Императором; суждения о законах и о прочем делаются с благоразумием и без всякаго почти противоречия, и вероятно, что все предположения министров будут приняты почти единогласно с исключением закона о разводе брака, который вероятно по прежнему останется на суждении гражданской части, на что по особенным здешним обстоятельствам и Государь совершенно согласен.

Проект кредитной системы с учреждением по предположению князя Любецкаго общих облигаций от помещиков по мере оценки их имений, встретил также довольно противоречий, но не смотря на то, что правительство в оном не берет никакого особеннаго участия, как о предмете единственно помещикам полезном, полагают, что будет принят большинством голосов.

Государь Император, слава Богу, в совершенном здоровьи; нога Его Величества с самаго приезда совершенно выздоровела. Его Величество чувствует только со времени пос-ледняго вояжа и еще прежде онаго некоторый ревматизм в правой руке, который однакож, слава Богу, без всяких последствий и в котором чувствует уже значительное облегчение.

Во время вояжа Государь изволил разрешить до 40 дел аудиториатских; по делу же генерала Вельяшева, найдя решение аудиториата правильным, изволил однакожь остановиться тем, что Вельяшев уверяёт, что он если бы даже был виновным в безпорядках, однакож производил работы дешевле как прежде и после него они производимы были.

Стр. 431

Государь Император приказал по сему сие дело препроводить к вашему сиятельству для доклада по возвращении вместе со счетами по устройству шоссе.

20-го мая соберутся здесь последния войска польския и вся пехота выступит в лагери; до того времени бывают еже-дневно разводы весьма хорошие и вообще все войска находятся в отличной исправности. Государь Император изволил смот-реть 12-го числа дивимонное ученье кадрами, командуемыми юнкерами из школы подпрапорщиков; сегодня будет таковое же кавалерийское.

№ 393. Матвей Федорович Чихачев[i] — графу Аракчееву (собственноручно).

21-го мая 1825 г. С.-Петербург.

Возвратившиеся от вашего сиятелъства гости, разсказывая здесь все ими виденное, не могут довольно прославить ваше гостеприимство, не могут достойно описать устройство штаба полка вашего, — совершеннейший порядок во всех отношениях.

Баталионы, которые они видели, каждый в свою очередь заставил их удивляться, особенно кантонисты и коренные жители. Обедня и 4,000 молящихся, потом обед и милостивое внимание ваше к теы, коих удостоили вы подле себя поса-дить; наконец прелестное Грузино и деревни ваши — все вообще их очаровало и теперь в городе везде есть общий разговор чудеснаго вашего праздника и всего, что видели они, было в совершенстве. Каждый интересуется распросами и общими похвалами. Вот общая приятнейшая здесь в городе молва.

С г. Бородиным я виделся; он, желая скорее послать рабочих, велел было придти к 15-му июня 100 человекам, но теперь написал, чтобы остановиться. Если же письмо сие их не застанет, то не изволите-ли иметь с 15-го числа работ удобных, а не то он до 1-го июля их займет рабо-

Стр. 432

тами здесь, если только они придут. Если же их успеют остановить, тогда он их пришлет к 1-му июля в Грузино 150 человек, и говорит, что более прибавить не может, по-тому что все по контрактам уже розданы.

№ 394. Евгений, митрополит киевский —графу Аракчееву.

27-го мая 1825 г.

Сочиненную мною книгу «Описание Киево-Софийскаго собора и киевской иерархии», ныне уже вполне отпечатанную, почтеннейше подношу вашему сиятельству и покорнейше прошу принять оную милостиво. Если по благоусмотрению ваше сиятельство признаете оную сколько нибудь достойною посвящения имени Его Императорскаго Величества, то позвольте мне, сиятельнейший граф, представить чрез вас и поднесенный с посвящением экземпляр Государю Императору и таковые жь экземпляры Государыням Императрицам, Великим Князьям Кон-стантину Павловичу, Николаю Павловичу и Михаилу Павловичу и Великим Княгиням Марии Павловне и Анне Павловне.

Ваше сиятельство милостиво обещали мне сие посредство. Что касается указа, воспрещающаго Посвящать имени Государя Императора книги без дозволения, то оный последовал на книги не приличныя и думаю на мою не простирается. Впрочем и сие предаю благоразсмотрению вашего сиятельства. С совершенным высокопочитанием и преданностию имею честь быть всегда и проч.

№ 395. Петр Капцевич[ii] — графу Аракчееву (собственноручно).

Получено 28-го мая 1825 г.

При всем болезненном состоянии я прибыл служить Государю и здешнему краю (Сибири) с покорностью к воле милостивейшаго Монарха, нашел много зла, неразлучыаго с продолжителною отлучкою начальника из отдаленнаго края. Я здесь один, без добрых помощников, но должен бороться с умыслами; не удивляйтесь, ваше сиятельство, ежели

Стр. 433

я вам же пожалуюсь на Сибирский комитет. Жалобу ту ясно увидите из прилагаемой копии моего отношения министру Финансов, которая при оффициальной бумаге представлена мною и Сибирскому комитету. Г. Батенков есть сибиряк, и я не к унижению его должен сказать, что он докладывает дела не так как успехи хорошаго они доказали (?). Я совсем не кичусь моими успехами в уменьшении здесь лихоимства и стачек, ибо делаю то по долгу и чувствам верно служить Государю, и ежели только скорблю, то потому, что не могу быть равнодушным к расхищению казны и соблазнам. Все сказанное в моем отношении министру Финансов суть истина; в огромности дел министру и комитету Сибирскому нельзя видеть всю частноеть, какой я здесь, к несчастию, свидетелем. Уверен я совершенно, что ваше сиятельство мои поступки уважаете, прошу же и мне верить, что я много и много ценю ваши заключения, ибо не знаю другаго, кто бы мог дать им прямой цены, кроме вас.

№ 396. Барон Иван Дибич[iii] — графу Аракчееву (собственноручно).

31-го мая 1825 г,

Пользуюсь отправлением Фельдъегеря, чтобы уведомить ваше сиятельство, что слава Богу Высочайшее присутствие в Варшаве подходит благополучно к желаемому концу. Здоровье Государя Императора вожделенное, дела здесь шли хорошо, заседания сейма в полной мере отвечали ожиданию Государя Императора. Они были скромны и в хорошем духе. Предположенные законы приняты все и некоторыя полезныя дополнения, и заседания кончились вчерашняго числа. Завтра будет торжественное заключение сейма, а после завтра отъезд Государя по маршруту, вашему сиятельству мною сообщенному. Его Величество изволит прибыть в Ригу 7-го числа, к обед-не, и останется 8-го у развода. В Царское Село я полагаю что приедет довольно поздно, ибо переезд большой. На первых днях после приезда будет смотреть гвардейский кор-

Стр. 434

пус, после котораго гвардия выступает в лагери. Принц Оранский выедет отсюда 4-го июня через Вильну и Динабург и прибудет в С.-Петербург около 10-го числа. Его Высочество Цесаревич, оставаясь здесь несколько времени для лагерных занятий. поедет Июсле того к смотру 25-й дивизии на Волынь и, по возвращении в Германию, вероятно в Эмс, для пользования княгини Лович водами. Известие о кончине высокопочтеннаго Сергея Михайловича Танеева получил я с сердечным прискорбием. Будучи ему и всему почтенному семейству еему обязан истиннейшею благодарностью, я уверен, что и вашему сиятельству потеря сия была весьма чувствительна по дружескому вашему расположению к покойному.

Зять мой, Тизенгаузен, с милостиваго согласия вашего сиятельства, определен в службу под начальство ваше и отправится на сих днях, чтобы явиться к вашему сиятельству; я повторяю при сем случае искреннюю мою благодарность за позволение ваше просить о сем и надеюсь, что он заслужит милость вашу усердною службою.

№ 397. Князь Юсупов[iv] — графу Аракчееву (собственноручно).

1-го июня 1825 г. Москва.

Взял я смелость еще вас безпокоить: посылаю трех человек за десятью мериносами овцами, дал им на дорогу семьсот рублей. Еще дал шестьсот пятьдесят рублей, чтоб заплатить на будущий год за содержание и обучение мальчика у пастуха-немца. Оные люди явятся в Грузине к вашему сиятельству, прошу приказать их отправить в Царское Село к генералу Захаржевскому, к которому они имеют от меня письмо. Извините, что я столько вам безпокойства делаю, вы сами меня избаловали. Остаюсь с Почтением и на век с благодарностью.

Р. S. Ожидаю Фарфоровых тарелок: как получите прикажите скорее ко мне отправить.

Стр. 435

№ 398. Федор Енгель — графу Аракчееву (собственноручно).

1-го июня 1825 г.

Пользуясь милостивым позволением вашего сиятельства, имею честь при сем представить портрет, который вы иметь желали. Счастливым себя почту, если вы, милостивый государь, найдете в нем сходство с чертами покойнаго Фельдмаршала котораго изображение да будет у вас моим покровителем.

№ 399. Графиня А. Орлова-Чесменская — графу Аракчееву (собственноручно).

2-го июня 1825 г. С. Петербург.

Вчерашний день, прежде получения приятнаго письма вашего сиятельства, я просила брата моего Алексея узнать от вас, можно-ли будет мне, не безпокоя вас, воспользоваться вашим приглашением и быть 5-го числа, т. е. в Пятницу, в селе Грузине, что он и исполнил. Ныне же ваше сиятельство распорядили так приятно и весело для сердца моего, выбрав день рождения отца моего духовнаго Фотия, что мне остается только благодарить вас, что я с истинным удовольствием и исполню в субботу, прибыв непременно к всеночному бдению.

№ 400. Александр Танеев — графу Аракчееву (собственноручно).

5-го июня 1825 г. С.-Петербург.

Воспользовавшись дозволением вашим, я отъехал с матушкою и сестрою в Тихвин сухим путем, а тело отправил водою. По прибытии туда, надлежало решиться в двух пунктах: выбрать лучшее для него место и учредить в том же монастыре вечное поминовение. Мне предложено было положить его в так называемом дворянском трехугольнике. Есть места и отличнейшия в паперти собора, но те требуют больших вкладов. Благочестивый архмандрит, видя недостаток моих способов и истинное желание помочь монастырю по силе моей возможности, согласился положить батюшку в па-

Стр. 436

перти за 500 руб., и я, вспомня о вашем сиятельстве и представя себе, что вы бы, конечно, побранили меня, если б я из 300 руб., составляющих всю разницу между местами, не избрал лучшаго по святости своей места для того, который истинно достоин онаго по святости своей жизни, вознамерился предать его земле в самой паперти собора с левой стороны, против средняго окошка. Сей печальный долг совершен 28-го минувшаго мая. Что-ж касается до вечнаго поминовения, как по обыкновению вносится для сего капитала не менее 1,000 руб., дабы проценты могли обращаться в пользу монастыря, то я уже, не имея откуда и занять и не забывая, что как и в прежних моих нуждах, так и в главных обстоятельствах моей жизни, я находил всегда пособие в вас, сиятельнейший граф, решился и в настоящем горестном случае к вам обратиться и со всею откровенностью смею сказать, что остаюсь в полной надежде на отеческое попечение вашего сиятельства о нас, несчастных сиротах.

№ 401. Граф Аракчеев — Якову Васильевичу Захаржевскому.

16-го июня 1825 г. С.-Петербург.

Его сиятельство князь Николай Борисович Юсупов прислал уже к вам людей своих для принятия купленных на Ферме овец, то и прошу ваше превосходительство не задержать оных и отпустить уже с ними все назначенное число овец, как вы сами мне об этом лично изволили говорить. После отправления людей прошу вас. милостиваго государя, приказать меня уведомить, как об отправленном числе овец, так и о разсчете денег, как главнаго его сиятельства коммиссионера, дабы я мог дать ему следуемый отчет.

№ 402. Клейнмихель — графу Аракчееву (собственноручно).

18-го июня 1825 г., 6 час. утра. Округ полка графа Аракчеева.

Отдохнув несколько часов в любезном Грузине и побеседовав с милою хозяйкою. я прибыл сюда 16-го числа

Стр. 437

пополудни в три часа. На дороге застиг меня дождь, который и продолжался целый вечер и всю ночь. Имея таким образом препятствие к ученью, я отложил оное до вчерашняго вечера, а сам отправился поутру рано в полк короля Прусскаго для осмотра работ. Дом, для Государя приготовляемый, совершенно готов, осталась чистка полов, завтра начнут ставить мебель; в сводах осадки никакой нет, труба вреда не причинила; квартира в доме полковаго командира очисткою оканчивается, кухню в оном для Государя велел пригото-вить. Шоссе в штабе и до 8-иг роты совершенно готово, решетка в штабе в воскресенье будет окончена, дорожки за решеткою отделываются и также скоро будут готовы. Ложитовской мост (?) готов. В 7-й роте первыя два капральства окрашены и очень хорошо, третье и четвертое капральства, исключая десяти домов, остается еще раз окрасить, но дожди препятствуют, десять же домов только грунтованы и следственно должны быть еще два раза окрашены. Осмотрев таким образом работы в округе короля Прусскаго полка, я возвратился сюда в 5 часов вечера и в 6 сделал линейное ученье и промок до костей; дождь приводит меня в отчаяние, я намерен был сделать еще ученье сегодня поутру, но нет возможности, дождь все идет. Теперь еду в округ императора Австрийскаго полка, а ночую в полку наследнаго принца и возвращусь сюда завтра к вечеру. Линейное ученье крепко меня тревожит. Дом холостых обер-офицеров к воскре-сению будет совершенно готов. В верхний этаж начинают уже мебель ставить. Площадки около церкви с чугунными решетками также будут готовы к воскресенью.

Прощайте, мой благодетель. Дай Бог, чтобы вы были здоровы и возвратились к нам скорее. Не угодно-ли будет узнать сколько действительно нужно лошадей для свиты, ибо мы заготовили примерно.

Стр. 438

№ 403. Василий Муратов — графу Аракчееву (собственноручно).

18-го июня 1825 г. Г. Харьков.

В течение нынешней недели я имел счастие получить два драгоценнейшия собственноручныя вашего сиятельства письма, одно от 2-го с почтою, а другое от 12-го сего июня с Фельдъегерем Винокуровым. Я не в силах выразить вам, сиятельнейший граф, тех чувствований радости и восхищения, каковыя ощущал я в моем сердце, читая сии милостивейшия писания вашего сиятельства. Они воскресили упадший дух мой и даровали мне новую жизнь! Я не могу скрыть от вас, сиятельнейший граф, что долговременное неимение от вас известий, повергло было меня в совершенное отчаяние; а мысль, что не навлек-ли я на себя какого либо неудовольствия вашего, приводила меня в трепет. Но теперь все сие кончилось. Я спешу принести вашему сиятельству глубочайшую и чувствительнейшую мою благодарность за милостивое внимание, с каковым угодно было вам принять нижайшую просьбу мою касательно моего сына. Довершите, сиятельнейший граф, сие незабвенное благодеяние ваше: оно запечатлено будет в сердце моем вечною живейшею признательностью.

Что касается до покойнаго Василия Васильевича Ешина, то читая лестнейшие отзывы о нем вашего сиятельства, я был тронут оными до слез. Как счастливы те, кои имеют честь служить под высоким и вместе под отеческим начальством вашимъ! Что может более поощрять заслуги и достоинства как не то, когда отдают оным полную справедливость? Покойный Василий Васильевич действительно был достойнейший человек для службы и во всех отношениях. С отличными способностями ума и распорядительности, он соединял неутомимую деятельность. По истине должно сказать, что вверенная ему часть военнаго поселения, во время управления его, сделала большие успехи. Потеря его, по безпредельной преданности и усердию вашего сиятельства к пользам службы Государя Им-

Стр. 439

ператора, конечно не может не быть для вас не чувствительна; но потеря его есть общий удел человеческий! Правда, что не легко находить людей с достоинствами, но не легко для других, а не для вашего сиятельства; вы изволите иметь особый дар проникать людей и узнавать истинныя их достоинства — Бог поможет вам, сиятельнейший граф, найти достойнаго преемника Василию Васильевичу. Что принадлежит до генерала Коровкина, то сколько мог я его узнать, он кажется человек весьма хороших качеств. Покойный Василий Васильевич всегда отзывался о нем наилучшим образом и особенно находил его способным по части Фронтовой. Генерал Коровкин был ему искренно предан. Нет сомнения, что он в настоящем временном командоваыии поставит себе законом идти по следам покойнаго Василия Васильевича неуклонно и будет со всею точностью наблюдать заведенный им во всех частях отличный порядок и дисциплину. Доселе дела идут весьма порядочно. Генерал Коровкин поехал делать инспекторский смотр войскам 2-й бригады 3-й уланской дивими и поселенным и резервным эскадронам 2-й кирасирской дивизии, полагая окончить сей смотр к 1 -му числу будущаго июля месяца.

Я вменю себе в священнейший долг в точности выпол-нить волю вашего сиятельства касательно откровеннаго донесения вам о том, каково пойдут дела по здешнему военному поселению во время настоящаго управления. Смею предварительно удостоверить вас, сиятельнейший граф, что я не скрою от вас ни самомалейшаго обстоятельства.

С величайшим прискорбием вижу я, что недоставление в назначенный срок перваго гурта волов причинило вашему сиятельству справедливое неудовольствие; но я осмеливаюсь донести вам, сиятельнейший граф, и о моей невинности в сем случае. Поставив себе в строжайшую обязанность в точности исполнять повеления вашего сиятельства, я старался исполнить в назначенное время и предписание вашего сиятельства от

Стр. 440

11-го марта и вследствие онаго распорядил отправление перваго гурта, как и имел честь доносить о том еще 9-го числа апреля, и оный в средних числах сего месяца был уже в Курской губернии; ранее же сего времени я не мог никак его отправить по необыкновенно в здешнем крае позднему откры-тию весны и чрезвычайно дождливому времени, боясь подвергнуть волов болезням и чрез то иногда и самому падежу, о чем имел я честь объяснять и в донесении моем вашему сиятельству, от 28-го марта, под № 3159. Со времени же отправления их если в следовании, и особенно первоначальном, была медленность, то вероятно причиною сему было разлитие рек и затруднение в переправах, ибо полицейский чин новгак, который отправлен при сем гурте, кроме военной команды для лучшаго сбережения онаго, доносил мне, что в некоторых местах разлитие вод было до 6-ти верст. Впрочем от сего же чиновника имею я донесение, что препровождаемый им гурт 29-го мая был уже в городе Великих-Луках, и я полагаю, что оный прибыл к месту своего назначения во время отпуска письма, коим ваше сиятельство удостоить меня изволили от 12-го сего текущаго июня.

Что касается до последних двух гуртов, то второй из них отправлен так, чтобы поспел к сроку какой прежде назначен для перваго гурта, т. е. к Петрову дню, а третий двумя или тремя неделями позже, и о совершенном исполнении сей порученности я имел честь отправить донесение мое вашему сиятельетву 13-го числа сего июня с представлением при том и отчета в издержанной сумме.

Р. S. При сем имею честь доставить вашему сиятельству письмо от Настасьи Николаевны (Надаржинской), которая находится теперь здесь и не очень здорова. Сперва была у ней лихорадка, которая и прошла. Но вдруг потом почувствовала она большую боль в глазе, которая и доселе еще продолжается. Однакожь со вчерашняго дня она чувствует себя лучше.

Стр. 441

404. Иван Дибич — графу Аракчееву.

20-го июня 1825 г., № 733.

При сем имею честь препроводить к вашему сиятельству росписание экипажам, имеющим быть во время Высочайшаго путешествия в Новгородское поселение и сколько под оные нужно лошадей, присовокупляя, что метр д'отель Миллер и берейтор Исаков будут ехать всегда впереди. Сверх того Его Императорское Высочество Великий Князь Михаил Павлович приедет также в будущую субботу в Грузино и будет в полку имени вашего сиятельства, отколь возвратится в Павловск.

Росписание экипажей свиты Его ИмператорскагоВеличества.

1-Е ОТДЕЛЕНИЕ.

Бричка берейтора Исакова — 4 лошади.

Коляска метр д'отеля Миллера — 6 лошадей:

10 лошадей.

2-Е ОТДЕЛЕНИЕ.

1) Коляска Его Императорскаго Велпчества — 6 лошадей.

2) Его Королевск. Высоч. принца Оранскаго — 6

3) камердинера Его Величества — 6

4) начальника Главн. Штаба Его Имп. Вел.— 6

5) адъютанта Его Королевскаго Высочества — 6

6)Бричка камердинера Его Королевскаго Высочества. — 4

7) Коляска генерал-адъютанта графа Ожаровскаго —6

40 лошадей.

№ 405. Князь Юсупов — графу Аракчееву (собственноручно).

26-го июня 1825 г. Москва.

Письмо вашего сиятельства от 22-го июня получил, и за все вам мне оказанныя одолжения приношу мою чувствительную благодарность. Князь Александр Николаевич Голицын мне писал, что Государь Император приказал . отпустить

Стр. 444

знать на вашу квартиру; почему уже и нужно вам находиться в оное время в Новгороде.

№ 409. Моисей. епископ старорусский — графу Аракчееву (собственноручно).

2-го июля 1825 г.

Высочайшее прибытие Государя Императора в ближайший к Новгороду округ военнаго поселения ознаменовалось в окрестностях Новгорода счастливыми успехами. Служители Хутынскаго монастыря, которые обыкновенно ловят рыбу в Волхове на месте принадлежащем сему монастырю, вчера известили меня, что здесь поймана ими стерлядь довольно не малая, в нынешнее лето еще первая и судя по лову сей рыбы в сей реке, редкая, а по моему мнению Богом дарованная.

Нося на себе милости вашего сиятельства, я приемлю смелость усерднейше просить ваше сиятельство усугубить свои ко мне милости; благоволите осчастливить лов наш; удостойте меня представить вашему сиятельству пойманную ныне принадлежащую монастырю сему вашим сиятельством облагодетельствованному, сию стерлядь. Я не могу найти приличнейшаго ей употребления, как представить оную вашему сиятельству, особенно в нынешнее время, во время Высочайшаго посетителя. Если удостоите меня сей особенной милости, то я за сию оказанную мне милость буду иметь честь с особенным высокопочитанием и совершенной преданностью быть и проч.

№ 410. М. Л. Магницкий— графу Аракчееву (собственноручно).

7-го июля 1825 г.

Полагая, что ваше сиятельство после очаровательнаго осмотра возникших из болот и лесов городов белокаменных, жилищ и училищ воинов православных, изволите теперь, хотя на время, принять отдохновение; я приемлю смелость, по милостивому приказанию вашему, милостивый государь, просить дозволения посетить Грузино.

Стр. 445

Много разных чувств, одно другаго живейших, заста-вляют меня ожидать сего дозволения с нетерпением, но не скрою от вашего сиятельства, что самое живое есть то, которое сохраняется воспоминанием незабвенных поступков ваших со мною в 1815 году, когда вы одни, милостивый госу-дарь, без всякаго моего на то права, приняли христианское участие в несчастиях моих и истощили все самыя нежныя внимания для утешения страждущаго отца семейства, тогда только узнал я вас, высокопочтеннейший граф! и с тех пор в искреннейшем сердце сохраняю живейшую и вечную благодарность,. преданность нелицемерную и истинное высокопочитание, с коими и есть на всю жизнь.

№ 411. М. М. Сперанский — графу Аракчееву (собственноручно).

9-го июля 1825 г. Парголово.

Из записки при сем препровождаемой ваше сиятельство усмотреть изволите, сколь неудачны были все мои изыскания о планах Великопольских; но вместе с тем изволите усмотреть как заменить их можно по старым бумагам мною отысканным и при сем же прилагаемым. Батенков донесет вашему сиятельству о моем житье-бытье в Парголове. Глаза мои от зелени и воздуха приметно поправляются.

Искренно желаю, чтоб ваше сиятельетво, после всех забот и трудов неизмеримых нашли хотя несколько дней от-дыха и успокоения.

№ 412. Николай Михайлович Карамзин — графу Аракчееву (собственноручно).

9-го июля 1825 г. Царское Село.

Пользуясь милостивым дозволением вашего сиятельства, покорнейше прошу о приказании известить меня, могу-ли на следующей неделе видеть военныйдоееления и принести вам в Грузине искреннейшую за то благодарность? Не будучи военным человеком, желаю только взглянуть налюдей, здания, хо

Стр. 446

зяйство, школы, поля, работы, дороги. Довольно, если какой нибудь унтер-офицер в одном из главных селений будет дня на два моим указателем или проводником. Я так плох здоровием, что не смею на долго отлучаться из дома.

№ 413. Князь Юсупов — графу Аракчееву (собственноручно).

27-го июля 1825 г. Москва.

Овцы нришли в Архангельское благополучно, оченьзаних благодарю ваше сиятельство, очень оне хороши и желаю видеть вас в Архангельском, чтобы вам показать мои Фабрики и заведения.

Я все ожидаю от вас ФарФор, и если вам не можно достать из Франции, то прошу меня уведомить, я велю здесь найтить. Не так он будет хорош, но живопись его скрасит.

О моем деле с уральскими казаками, которое ныне в совете, то прошу ваше сиятельство мне дать знать, когда его будут слушать; нужно ли мне будет прислать в Петербург моего повереннаго. Надеюсь на дружбу вашу, и более на справедливость вашу, что вы меня защитите.

По сей час я денег на меблировку тверскаго дома и архиерейскаго ничего не получил, но все идет и к 15 сентября все будет готово, деньги беру из других сумм, пока получу ассигнованныя.

Извините, что так часто вас безпокою своими письмами, но в надежде, что вы меня любите я уверен, что вы мне простите.

№ 414. Князь Алексей Куракин — графу Аракчееву.

28-го июля 1825 г.

Князь Петр Васильевич Лопухин в отношении своем от 24-го сего июля уведомляет, что Его Императорское Ве-личество Высочайше повелеть соизволил, быть мне членом секретнаго комитета в 13-й день января 1807года Высочайше учрежденнаго.

Стр. 447

Приемля с благоговением сей новый знак Монаршей доверенности, и почитая ваше сиятельство виновником настоящаго Всемилостивейшаго Государя Императора благоволения ко мне, я поставляю себе непременным долгом принесть вам, милостивый государь, за таковое ваше ко мне благорасположение, чувствительнейшую благодарность, которая навсегда пребудет запечатленною в моем сердце.

№ 415. Николай Муравъев — графу Аракчееву (собственноручно).

7-го августа 1825 г.

Приношу вашему сиятельству мою всенижайшую благодарность за милостивое ваше мне доставление рисунка одной из ваших грузинских красивых решеток.

Я сделаю из нея памятники, и здесь в доме нашем и на милом Волхове в моем Бору, того милостиваго вашего сиятельства одиннадцатилетняго ко мне благорасположения, которое соделывает меня навсегда вашего сиятельства и проч.

№ 416. Князь Петр Лопухин — графу Аракчееву (собственноручно).

27-го августа 1825 г.

Почтеннейшее письмо вашего сиятельства и при оном приложенныя бумаги по делу о <неразборчиво> имел честь получить сего числа в городе Порхове, где я теперь нахожусь поВысочайшему дозволению для поправления моего разстроеннаго здоровья. Все сии бумаги ирепроводил я сего-жь числа его сиятельству князю Алексею Борисовичу Куракину, для внесения в комитет учрежденный января 13 дня 1807 года.

№ 417. Серафим, митрополит новгородский и с.-петербургский — графу Аракчееву (собственноручно).

28-го августа 1825 г.

Прошу покорнейше уведомить меня можете-ли вы, милостивый государь, хотя минут на пять принять меня нынешний день, и в котором часу? Если-ж вам сделать мне удоволь-

Стр. 448

ствия сего, по занятиям вашим, невозможно: то как я должен просить Государя Императора к наступающему лаврскому св. Александра Невскаго празднику? прошу доложить Его Величеству когда повелит он явиться мне для сего к Высочайшей Особе Его.

№ 418. Барон И. Дибич — графу Аракчееву (собственноручно).

7-го сентября 1825 г. Стародуб.

Пользуясь отправлением Фельдъегеря, спешу уведомить ваше сиятельство, что вояж Его Величества продолжается слава Богу при прекрасной погоде и наилучшей дороге и здоровье Государя Императора отвечает в полной мере молитвам нашим. — Сегодня по утру приехал назад Фельдъегерь от Императрицы Елисаветы Алексеевны с приятным известием, что первый переезд совершился совершенно по желанию и что Императрица не чувствует ни малейшаго неудобства от дороги.

Государь Ишиератор оставался вообще везде доволен дорогами и устройством наиболие в Витебской и Смоленской губерниях; также в С.-Петербургской; в Псковской менее замечаний нежели прежде. Завтра выедем мы в Малороссию. Государь изволил отложить отправление Фельдъегеря до Стародуба и я посему останавливаюсь окончанием сего письма, ожидая, что могу может быть завтра что либо прибавить.

Мы сегодня вечером в 7 часов прибыли благополучно в Стародуб и надеемся завтра к обеду в Новгород-Северский, куда прибудут граф Сакен и князь Репнин.

Государь Император изволил решить дорогой более 20 аудиториатских дел, между оными также и о Леонове, которое я по желанию вашего сиятельства тогда представил без очереди, но чрез то оставаясь в нерешенных бумагах промедлил свое окончание. Из Таганрога надеюсь с помощью Божией дать вашему сиятельству известие о дальнейшем нашем вояже. В ожидании чего имею честь и т. д.

Стр. 449

№ 419. А. И. Чернышев графу Аракчееву (собственноручно).

15-го сентября 1825 г.

Живо и неизгладимо чувствуя всю цену милостиваго благо-расположения вашего сиятельства, которое ознаменовывалось ко мне в счастливых и несчастных положениях моей жизни, я с нетерпением желал быть у вашего сиятельства, если не для утешения постигшей скорби[v], то по крайней мере для засвиде-тельствования искренцейшаго участия со стороны человека ду-шевно вам преданнаго.

В глубоко поражающих несчастиях легко увлекаешься предметом своей горести, и забываешь о себе, но черта истинной приверженности и усердия есть разделяя скорбь, изыскивать все приличныя средства к облегчению оной. По вашим чувствам и правилам в начале надежда на Бога, а потом мысль сколь продолжение трудов ваших, безценны для Государя, отечества и ближних, не могут не действовать с пользою на душу, какова ваша!

Отъезжая 24-го числа рано поутру в местопребывание обожаемаго Государя, я также считаю священным долгом доставить Его Величеству вернейшия сведения о состоянии здоровья и чувствованиях ваших, кои он, без сомнения, ожидает с живейшим нетерпением, а потому и решаюсь убедительнейше просить у вашего сиятельства дозволения или 24-го числа заехать в Грузино, хотя бы на один час, или если до того времени вы изволите возвратиться в город (чего я крайне желаю), то видеть вас по самом приезде вашем.

Удовлетворением сей моей просьбы ваше сиятельство изволите мне оказать новую и величайшую милость, которой сердце мое будет уметь дать полную цену.

Стр. 450

№ 420. Барон И. Дибич — графу Аракчееву (собственноручно).

15-го сентября 1825 г. Таганрог.

Государь Император изволил прибыть сюда в Таганрог благополучно 13-го сего месяца в 9 часов вечера. Погода и дорога большею частью ответствовали желаниям нашим, равномерно хорошия известия получаем и на счет вояжа Ея Величества.

Город Таганрог довольно хорошо устроен и выбор онаго кажется весьма удачным, ибо зима здесь обыкновенно не продолжается более месяца.

В Чугуеве Государь остался совершенно доволен, о чеим конечно уже донесено вашему сиятельству генерал-маиором Клейнмихелем.

№ 421. Петр Еремеев — графу Аракчееву.

20-го сентября 1825 г.

С душевным прискорбием от 14-го сего месяца чрез Михаила Андреевича (Шумскаго) получил от вашего сиятельства письмо о кончине почтенной и любезной Настасьи Федо-ровны (Минкиной). Весьма поразило меня, я крайне сожалею, я вообразить себе не могу, как вы теперь несчастны; жаль добраго Михаила Андреевича, что он лишился матери и осиротел, как он говорит. Нет, он не совсем сирота, ибо имеет в вас более чем отца, а вы батюшка, как я знаю, совершенный сирота; я себе представить не могу вашего положения, как вы теперь убиты. Душевно сожалею и приемлю участие в вашей горести. Я бы сейчас летел к вам в Грузино, но Михаил Андреевич пишет, что не знает сколько вы пробудите в Грузине, и если на долго останетесь то меня известит когда приехать, — чего теперь я буду ожидать. Я писал к вам, батюшка, из Курган 6-го числа сего месяца, чрез гу-бернатора Жеребцова, не знаю получили-ли вы?

Единственное желание и прошение ко Всевышнему да под-

Стр. 451

крепит слабыя ваши силы к продолжению дражайших ваших лет. О сем молю Господа и не перестану молить до последней минуты жизни моей.

№ 422. Петр Еремеев — Михаилу Андреевичу Шумскому.

20-го сентября 1825 г.

Письмо ваше совершенно меня убило кончиной доброй и почтенной вашей родительницы. Душевно сожалею об вас, но судьба — Всевышняго! Угодно по добрым делам ее в жизни сей наградить мученическим венцем и причислить к избрай-ным своим праведным. Что делать, повинуйтесь судьбе, будьте терпеливы, берегите себя; вы молоды и нужны для успокоения общаго нашего отца и благодетеля; берегите здоровье его, при нем вы еще не сирота, он более ваим нежели отец, а потому я надеюсь, что вы знаете совершенно и цену оному.

Не разсердись, любезный и почтенный брат, что я тебе на-писал маленькую мораль, это не что иное, как единственная моя любовь к тебе — с каковой и почтением навсегда пре-быть честь имею.

№ 423. Император Александр — графу Аракчееву.

22-го сентября 1825 г. Таганрог.

Любезный другъ! несколько часов как я получил письмо твое н печальное известие об ужасном происшествии поразив-шем тебя! Сердце Мое чувствует все то, что твое должно ощущать, но друг Мой, отчаяние есть грех пред Богом, предайся слепо Его святой воле, вот единая отрада, одно успокоение, которое в подобном несчастии Я могу тебе указать, других не существует по моему убеждению. Искренно Я разделяю твою печаль. Я живо воображаю Себе все, что в тебе, любезный друг, должно было произойти! твое положение, твоя печаль, крайне Меня поразили, даже Мое собственное здоровье сильно оное почувствовало. Но еще раз тебе повторяю с чувством живейшей любви к тебе: отчаяние есть грех и

Стр. 452

сильный грех. Покорность совершенная воле Всевышняго есть наш общий долг и чем грусть сильнее, тем более должны мы преклонить главы с умилением и повиновением Его святой воле. Покорись ей, и Бог Сам тебя поддержит, тебя подкрепит. Ты Мне пишешь, что хочешь удалиться из Грузина, но не знаешь куда ехать? Приезжай ко Мне, у тебя нет друга, который бы тебя искреннее любил; место здесь уединенное, будешь жить как ты сам расположен. Беседа же с другом, разделяющим твою скорбь, несколько ее смягчит, но заклинаю тебя всем, что есть свято, вспомни отечество, сколь служба твоя ему полезна, могу сказать необходима, а с отечеством и Я неразлучен, ты Мне необходим. Я далек от того, чтобы желать от тебя продолжения трудов твоих в первое время твоей грусти. Дай себе все нужное время на не-которое успокоение душевных и телесных сил, вспомни сколь много тобою произведено и сколь требует оно довершения. Я Бога усердно прошу, чтобы он подкрепил твои силы и здоровье и вселил бы в тебя необходимую твердость с повиновением Его Святой воле. Пришли Мне подробное описание ужаснаго сего происшествия, показание преступников и твое по всему оному предположение. Объяви губернатору Мою волю, чтобы старался дойти всеми мерами не было ли каких тайных направлений или подущений.

Любезный другъ! жаль Мне выше всякаго изречения твоего чувствительнаго сердца, Я представляю себе, что оно должно чувствовать и скорблю с ним искренно. Прощай, любезный Алексей Андреевич, не покидай друга и вернаго тебе друга Александра.

№ 424. Граф Аракчеев — Павлу Егоровичу Титову.

22-го сентября 1825 г.

Жена Антона Игнатьева, Наталья Кононова, оставшаяся в Грузинской отчине, как она есть мать сына убийцы моего вернаго друга Настасьи Федоровны — то я отправляю ее к

Стр. 453

вам, прося вас держать ее на малой месячине в Щеберинской деревне при муже и никуда из оной не позволять отлучаться, о чем просит вас, ваш покорный слута и будет ожидать о принятии ее от вас уведомления.

№ 425. Василий Муратов[vi] — графу Аракчееву (собственноручно).

22-го сентября 1825 г. Харьков.

Движимый чувствованиями глубочайшей преданяости к ва-шему сиятельству, я беру смелость исполнить вожделеннейший для сердца моего долгъ—принести вам, сиятельнейший граф, всеусерднейшее поздравление мое с завтрашним днем рождения вашего, возсылая горячайшия моления ко Всевышнему, да дни вашего сиятельства протекают до позднейших лет в непрерывном и совершеннейшем благосчастии.

При сем случае осмеливаюсь еще донести вашему сиятельству, что 12-го числа сего текущаго, имел я ни с чем несравненное счастие быть призван Всемилостивейшим Государем Императором в Чугуев, где удостоился иметь Высочайшую аудиенцию и был осыпан лестнейшими изъявлениями Высокомонаршаго Его Императорскаго Величества благоволения. Но кому, как не единому вам, сиятельнейший граф и благодетель мой, обязан я сею новою Всеавгустейшаго Монарха ко мне милостию! Не имею чувствований живейшей безконечной благодарности каковыми я вам исполнен! Неисчетныя благодеяния ваши на века запечатлены в сердце моем неизгладимыми чертами. Ея Величество Государыня Императрица Елисавета Алексеевна с 19-го на 20-е число изволила иметь ночлег в Чугуеве, откуда 20-го, по отслушании божественной литургии, в 9-ть часов утра отправилась в дальнейший путь. Обеденный стол изволила иметь на станции в Волоховом яру, а ночлег в городе Изюме. Отсюда 21-го числа, в 9-ть часов поутру, изволила отправиться по тракту чрез заштатный город Славянск, где назначено иметь обеденный стол, Екатеринославской губернии в город Бахмут. Их Импера-

Стр. 454

торския Величества по Высочайше вверенной мне губернии изволил совершить путь свой спокойно и благополучно и удостоили нзъявлять повсюду Высокомонаршее удовольствие и благоволение.

№ 426. М. Магницкий — графу Аракчееву (собственноручно).

24-го сентября 1825 г. Казань.

Имея позволение писать к вашему сиятельству из Казани, я не смел прерывать важных занятий ваших, милостивый государь, без особеннаго предлога. Он представился ныне в пристойности поднести вашему сиятельству речь на торжественном собрании университета мною сказанную.

Покорнейше прошу, милостивый государь, извинить недостатки сего скороспелаго обращения к моим сослуживцам, которое посреди непрестанных экзаменов и <неразборчиво> не могло не только быть выработано, ниже довольно медленно написано. Одни чувства по истине из сердца вырвавшияся, заслуживают внимания вашего сиятельства. Много имел бы я сообщить приятных вашему сиятельству сведений о действиях господина полковника Халанскаго по вверенной ему части; но берегу их для совокупнаго представления лйчно; а теперь должен сказать только, что нужно бы несколько удержать его от чрезмерной горячности, усердия и деятельности, от коих начинает, по словам доктора его, страдать и здоровье.

№ 427. Наталья Аракчеева[vii] — графу Аракчееву.

29-го сентября 1825 г.

Всякое уверение мое будет слабо против искренняго не лестнаго чувства сострадания, каковое имею я к положению вашему: а к утешению не нахожу ни одного слова. Милосердный Бог. посылающий скорби, пошлет и силы к перенесению оных. Он один знает меру оных, а не мы, слабые люди.

Благодарю Господа, что Петр Андреевич мой теперь при вас, и если б я знала, что могу быть на что нибудь вам годна, ей-ей не замедлила бы быть с благодарным покорным серд-

Стр. 455

цем у ног моего благодетеля. Беру смелость, почтеннейший мой благодетель, предложить вам мою услугу; если не противно вам, посвятить для вас всю жизнь мою, располагайте мною по воле своей, я буду умолять Господа мосго, чтобы он вразумил меня угодить вам, буду учиться у каждаго, наконец вы сами будете моим учителем. Да и чему не научится человек, руководимый искренним чувством любви, преданности и благодарности, и одно только, чтоб вы пожелали иметь нас при себе. Я уверена, что Петр Андреевич за счастие почтет и я призываю в свидетели самого Бога, до последней минуты жизни моей, быть вашею дочерью, рабой вашею и буду хвалиться счастием моим, если я угожу вам. И я надеюсь, время совершенно бы нас оправдало; не подумайте, мой благодетель, чтоб я притворно вам говорнла, или бы была интересована чем либо. Нет, мой отец, вы меня мало знаете. Того ж Бога ставлю во свидетели, что благодатию Всещедраго Бога, я не интересантка. Меня ничто не прельстит. Но я просто желаю иметь случай доказать вам, сколь много я вас люблю, и как желаю служить вам, успокоить вас, ходить за вами, одним словом со всею внимательностью посвятить вам все дни жизни моей.

Надеюсь, мой благодетель, если вы и не благоволите принять мои услуги, то, конечно, оне не навлекут на меня гнев ваш. Отеческое милостивое ваше расположение мне дороже всего. Письмо ваше мне прибавило и жизни и здоровья. Целую руки ваши и благодарность моя у ног ваших. Простите, мой почтеннейший, да укрепит вас Господь и Преблагословенная Матерь Его, Ходатайница за всех нас. В скорбях призовем Господа и той утешит нас, не предавайтесь отчаянию. Скорбь вашу принесите в жертву Господу, простите меня, что я осмеливаюсь так говорить с вами в простоте духа с почтением и уважением пребыть честь имею покорная ваша слуга.

Стр. 456

Приписка Наталъи Аракчеевой М. Шумскому.

Любезнейший мой Михаил Андреевич! прими искреннее мое тебе усердие, равно и не лестное сожаление в твоем несчастии, в котором наконец более имеете случая доказать твою попечительность, любовь и благодарность к твоему отцу и благодетелю, ибо ты можешь быть уверен, что самомалейшее от тебя ему прискорбие усугубит скорбь твоего благодетеля. Я уверена, что дружеское мое с тобой изъяснение не может быть для тебя обидно. Оно происходит от любви моей к тебе. Прости, Христос с тобой, будь здоров и служи утешением тому, кому ты всем обязан. Прошу тебя извещать меня о здоровьи графа, которое мне очень дорого. Прощай, люби меня. Я, право, по чувству моему к тебе того достойна, всегда тебе вернейшая.

№ 428. Баронесса Кампенгаузен[viii] — графу Аракчееву.

30-го сентября 1825 г.

Со времени отъезда моего из Грузина не проходило ни одного дня, чтоб я в глубине сердца моего не произносила вашему сиятельству той чувствительнейшей благодарности, которою вы меня обязали, милостивою и неоцененною благосклонностию вашею.

Пробыв около трех недель в Москве для некоторых необходимых дел, я наконец доехала до деревни моей, где после десятилетняго совершеннаго во всех частях неустройства, не нашла почти места для первоначальнаго помещения и ежечасно хлопочу только о том, чтоб от дождя и морозов укрыть себя кое как на зимнее время.

Теперь доложу вам о счаетливом для меня событии в нашем отдаленном крае. В проезд Государя Императора от Бахимута к Таганрогу, третья станция называемая Адрианопольскою находитея в моем имении, но как по случаю отдаленности станционнаго дома в поворот от большой дороги на

Стр. 457

2 версты, почтовый стан расположен был на самой дороге в пустом степном месте, то потому приготовлены были мною на том месте ставки и завтрак на случай, если бы Государю угодно было дозволить мне встретить Его Величество. По предварительном со стороны моей спросе, Государь Император Всемилостивейше повелел известить меня, что Его Величеству угодно удостоить видеть меня, и на другой день, то есть 13-го сентября, осчастливлена я была посещением Августейшаго Монарха с изъявлением особеннаго Высочайшаго благоволения.

Относя счастливое событие сие к всегдашнему покровительству вашим сиятельствсш мне изъявлявимому, я с новым чувством преданности моей к вам поставляю первым долгом довести о сем до сведения вашего.

Зять мой Качалов исполяил приказание вашего сиятельства, уведомив меня, что вы изволили обо мне осведомляться.

Позвольте мне утешать себя надеждою, что ваше сиятельство удостоите меня уведомлением на счет здоровья вашего, которое для меня драгоценно.

№ 429. Барон И. Дибич — графу Аракчееву (собственноручно).

З-го октября 1825 г. Таганрог.

Не решавшись безпокоить ваше сиятельство моими письмами в первое время справедливаго огорчения вашего, я не могу однакож пропустить отъезд П. А. Клейнмихеля, не за-свидетельствуя вашему сиятельству истинное участие мое во всем, что касается особы вашей и истинное желание о возстановлении здоровья вашего. Сердечно желаю, чтобы оно в скорейшем времени с помощью Всевышняго укрепилось так, чтобы пробежало время, в которое надеюсь иметь удовольствие видеть вас здесь, ибо уверен, что дорога и перемена местопребывания более всего может служить к разсеянию печальных мыслей и к подкреплению здоровья и что такая жизнь здешняя и искренное участие возлюбленнаго Монарха, конечно, также очень к тому соответствуют.

Стр. 460

№ 432. А. С. Шишков —- графу Аракчееву (собственноручно).

10-го октября 1825 г.

Сколь не велика собственная моя горесть, но она не воспрепятствовала бы мне изъявить вам искреннее мое сожаление о случившемся с вами печальном событии, если б я не опасался, что письмо мое предстанет пред вас не в такое время, в которое могли бы вы на участие и преданность мою к вам обращать ваше внимание, а потому разсудил я лучше позже, нежели в первые дни обременять вас прочтением моего нисьма. Между тем истинно сострадал вам и от всей души моей желаю, чтоб спокойствие возвратилось к вам и сохранило ваше здравие.

№ 433. Герасим, архимандрит Иверскаго Богородицкаго монастыря — графу Аракчееву.

24-го октября 1825 г. Москва.

Получил я печальную и горестную весть: не стало при вас Настасьи Федоровны (Минкиной).

Потужил и прослезился, помолилсяБогу объупокоении души усопшия страдальческою кончиною скончавшуюся, а вас Гос-подь Бог посетил временною сею печалью, для вас много трогательною. Нет уже в доме вашем Настасьи Федоровны, которая всю жизнь свою провела в преданной к вам послушности, но попущением Божиим умерла она кончиною страдальческою-мученическою (подобно благоверному князю Глебу), но душа ея в селении со святыми придет ко престолу Божию, молит и о нас Всемогущаго Бога и пречистую Богородицу, к коим она великое имела усердие и часто вспоминала (Всесвятая Богородица во время живота моего не остави меня человеческому предстательству не ввери мя, но сама защити помилуй мя).

Стр. 461

Христос Спаситель Бог наш сказал: «Аще кто служит мне, мне и да последует и деже аз ту и слуга мой будетъ». А он пострадал кончиною крестною и прободен был в ребрии, а мы, оставшиеся и любящие ея, должны послужить ей, поминать ея в молитвах наших пред Господом Богоим, просить церковь святую, которая всех верней и надежней, непрестанно возносит молитвы своя и безкровную жертву о душах усопших.

Пошлите, ваше сиятельство, поминовение по всем новгородским монастырям и в новгородские соборы, а я по долгу моему приказал в моем Иверском монастыре чинить поминовение ежедневно, на ранних и поздних обеднях, и панихиды. 29-го ея тезоименитства помяну и я особенно в сей день.

И здесь в церкви Новгородскаго подворья есть уже тоже ежедневное поминовение на обеднях.

Где-то погребено тело ея? Не в той ли новостроющейся во имя Пресвятыя Богородицы церкви, под колокольней. Настасья Федоровна заботилась кабы поскорее отделана оная была и ей чрезвычайно хотелось видеть и быть при оевящении ея. Церковь святая возсылает молитву: «Господи освяти любящую благоволение дома Твоего, Ты тех возпрославь божественною Твоею славою.....» возверзите и вы печаль вашу на Господа

Бога и на Пресвятую Богородицу, она в скорбях скорая по-мощница. Покойная по усердию своему обещала сделать бархатную занавес с золоченой бахромой, шнуром, кистями и с гасами к чудотворному образу Иверския Пресвятыя Богородицы, к новому сделанному киоту в Иверском монастыре (киота, план и Фасад оставлен у покойной Настасьи Федо ровны), а занавес была мною ей, Настасьи Федоровны, доставлена на манер из Тихвинскаго монастыря, по снятии рисунка ко мне оная была доставлена, а я отослал в Тихвинский монастырь.

Благоволите, ваше сиятельство, исполнить ея, Настасьи Фе-доровны, волю и усердие. Она обещала сама быть и привесить

Стр. 462

в Иверском монастыре, но поручите мне сие выполнить ея волю.

Когда буду и я возвращаться из Москвы и буду в Гру-зине, позвольте, ваше сиятельство, и мне по долгу христианскому и обязанности моей, если Бог благословит, отслужить божественную литургию на гробе страдалице усопшей, панихиду— сделать тот долг, хотя малейший, духовной моей дочери, имевшей комне, грешному, усердие. Я верую, что ея душа пред-стоит престолу Божию, молит и о мне убогом. Она умерла, но добродетели ея остались вечно незабвенными, в память вечную будет праведник.

Да будет ей вечная память!

Не печальтесь, сиятельнейший граф, душа ея во царствии небесном, котораго она всегда искала и достигла. Представ со святыми молит Бога о вас, дабы он хранил жизнь вашу на многия лета во благоденетвии на пользу отечества, а паче святой церкви.

Вам послал Господь Бог крест терпения, перенесите его с благодарностию, покажите, что вы воин Царя земного, но и небеснаго непобедный. Много скорби праведным, но от всех избавит их Господь. Вы в жизни вашей много уже оных перенесли и претерпели искушений. Посему и прямите венец правды.

Поздно сия весть дошла ко мне, посему и не мог удержатьея, чтоб не написать мне вашему сиятельству моего чувствия, носящему ваши благосклонность и милость. Вам же известно, сколь я был чтим и покойною Настасьею Федоровною и сам разделяю и я печаль вашу и часто воображая: все-то вас будет трогать на каждом почти шагу память заботливой Анастасии. Со слезами сие пишу. Но повинуйтесь воли Божией по коей все течение и жизнь наша идет и все к нему должно стремиться.

А я есмь молю Бога, да даст вам силы, крепость, терпение, и прошу вас благоволите и ко мне убогому старцу.

Стр. 463

№ 434. Матвей Чихачов[ix] — графу Аракчееву (собственноручно).

30-го октября 1825 г.

Я имел честь получить почтеннейшее писание вашего сиятельства от 26-го числа и перстень с Юлиею Петровною. Я не могу скрыть того, что я действительно подарил оный На-стасье Федоровне (Минкиной). Но цена онаго совершенно нич-тожная, и не означала более, как бездельный памятник, ко-торый ей было приятно досить помня меня. Она сама подарила мне собственных трудов прекрасный кошелек, и я не мог иначе принять оный, как знаком ее добраго ко мне располо-жения, каковое я всегда умел ценить и по конец дней моих останется в сердце моем душевная к ней признательность. Если сие невинное усердие мое могло соделаться не угодным пред вашим сиятельством, я приношу сердечное в том из-вириение.

№ 435. Князь Алексей Куракин — графу Аракчееву.

12-го ноября 1825 г. С.-Петербург.

С чувствами наисовершенной признательности имел я честь получить. письмо вашего сиятельства от 7-го числа сего месяца, крайне соболезнуя о продолжении болезненнаго положения здоровья вашего, я прошу вас, милостивый государь, принять уверение о совершенно искренном пожеланип моем, чтоб скорее освобождены вы были от сих недугов.

Открытие столь большаго количества соучастников в злодейском поступке в Грузине, и в том числе человека особенно вами облагодетельствованнаго[x], удивляет меня до такой степени, что я не имею слов оное изъяснить п признаюсь, не считал возможным, чтоб неблагодарность существовала в людях непросвещенных.

Выезд вашего сиятельства из Грузина, удалив вас от места напоминающаго горестное происшествие, облегчит конечно душевныя ваши страдания; но с сим вместе обнадежи-

Стр. 464

ваясь об уверении вапкхь об искренней моей к вам приверженности, я осмеливаюсь изъяснить вам, милостивый государь, что я позволяю себе желать видеть вас в Петербурге; здесь в полной воле вашей будет избавить себя от посетителей, которые могли бы быть вам в тягость, а с сим вместе допустить к себе тех, об искренности и привязанности которых можете быть уверены и которые могли бы послужить к развлечению горестных ваших мыслей.

Стр. 469

№ 437. Алексей Малиновский — графу Аракчееву (собственноручно).

26-го ноября 1825 г. Москва.

Приношу покорнейшую мою благодарность вашему сиятельству, за милостивое писание, которым вы изволили удостоить меня от 16-го сего ноября, но я опечален был известием о продолжающемся нездоровье вашем. Усердно молю Бога, чтоб в продолжение сего времени силы ваши подкрепились и смею предложить вам простое и действительное лекарство от биения сердца и разстройства нерв: очень помогает тому пионный корень; а как употреблять оный, врачам известно.

Подношу вашему сиятельству шесть листов государственных грамот.

Стр. 480

№ 447. Степан Миницкий[xi] — графу Аракчееву (собственноручно).

5-го декабря 1825 г.

При засвидетельствовании вам моего непоколебимаго почи-тания, честь имею уведомить: в Архангельске получено известие о кончине Благочестивейшаго Государя Александра Павловича декабря 22-го дня пополудни в 7 часов. Сие известие поразило всех до чрезвычайности и когда собралось народу весьма много в собор, то была такая тишина, какой в жизни моей я не видал и когда прочитан был указ о кончине великаго в мире Государя и о восшествии на престол Государя Константина Павловича, тогда большая часть людей перекрестилась, пала на землю и пожелала Ему царства Небеснаго с бла-годарением за все Его милосердия. Потеря единственнаго Государя и отца России не для одной России ощутительна, но в целом мире о нем будут сожалеть; а потому остается только просить Всемогущаго Творца о причислении Его в число святых угодников.

Меня смерть Государя погрузила на всю жизнь в горесть. Но более меня сокрушает то, что вы при слабом своем здоровьи получили сие несчастное известие о кончине благодетельнейшаго вам Государя и друга. Он в вас имел единственнаго из всех подданных друга и товарища в бремени государственных дел. Преданность же и усердие ваше лишили вас здоровья, котораго вы вовсе не щадили, а потому я весьма сокрушаюсь о вашем здоровьи и прошу Всемогущаго Творца о подкреплении сил ваших к перенесению потери любимаго вами Государя.

Верьте Богу! благодетельнейший граф, что я о вас ежевременно забочусь, так, как бы мать о любимом сыне. Сие выражение, хотя и неприлично, но я по чувствам благодарности и непоколебимой к вам преданности, истинно так чувствую.

Прося Всемогущаго Творца о сохранении вас в совершенном здоровьи и душевном спокойствии и до конца дней моих пребуду.

Стр. 482

№ 450. Алексей Малиновский — графу Аракчееву (собственноручно).

7-го декабря 1825 г. Москва.

При болезненном состоянии вашем, постигаю меру и той горести, какою теперь объято сердце ваше от потери для нашего государства ужасной, а для вас особенно; но по чувствованиям моим к вашему сиятельству не могу удержаться от того, чтобы не просить вас, моего благодетеля, убедительнейше о приказании кому либо из окружающих особу вашу, известить меня о здоровье вашем. Извиняюсь в сей просьбе, которая в настоящем положении вашем может обезпокоить.

№ 451. Граф Аракчеев — Великому Княмо Николаю Павловичу (Императору Николаю I) (собственноручно).

10-го декабря 1825 г.

Бог да вознаградит Ваше Императорское Высочество Николая Павловича, что Вы несчастнаго сироту вспомнили в его неутешной печали, который потерянием своего Государя, вместе с оным лишился отца и благодетеля. Желание мое теперь только существует в безпрестанной ко Всевышнему просьбе, дабы он скорее меня соединил с покойным моим благодетелем, в чем я и не сомневаюсь, что Бог услышит мою молитву. Пока же угодно Богу оставить меня на страдание в сей жизни, то от Вашего Императорскаго Высочества зависеть будет назначить мне день, час и место, когда и куда явиться мне к Вашему Императорскому Высочеству. Но рабски прошу Вас принять меня наедине, ибо с людьми я никак быть не могу, свидетельствуясь в оном самим Богом.

Вашего Императорскаго Высочества верноподданный

Г. Аракчеев.

Стр. 483

№ 453. Граф В. Кочубей — графу Аракчееву (собственноручно).

15-го (27-го) декабря 1825 г. Вюрцбург.

Давно не писал я к вашему сиятельству, следуя постоянно правилу моему не безпокоить людей делами занимающихся. Те-перь предстал несчастнейший случай, который верно сблпзил чрезмерно общия иаши чувства. Вы должны находиться в силь-

Стр. 484

Н. ДУБРОВИН.

ном огорчении. Я не могу описать вашему сиятельству скорби моей и всего моего семейства. Никогда не могу я забыть чувствительнаго и милостиваго участия покойнаго Государя Императора в самых тяжких семейных обстоятельствах моих. Благодарность моя никогда не изгладится из памяти сердца моего. Отдав сию должную дань человеку, я не могу не сокрушаться и о потере, Россиею сделанною. Она долго будет ее чувствовать. Неожиданная кончина Его Величества произвела сильное впечатление в Германии. Все отдают справедливость великости души Его и заслуг Его пред светом. Все жалеют о Нем. Нет ни одной газеты, в каком бы она духе не издавалась, которая бы не была наполнена довлеемыми Ему похвалами.

Я надеюсь, что вы, милостивый государь мой, здоровы и искренно сего желаю. Мне вдали, при немощах моих, и тягостно, и безпокойно. Дай Бог, чтобы хотя известиями из России был я впоследствии несколько утешен и в сем отношении полагаю надежду мою на вышний Промысел. Предопре-деления его, конечно, всегда положительны, но не можно-ли было ласкаться, что не оплакивали бы мы потерю нашу, еслибы Государь, пользуясь глубоким разсудком своим, не прене-брегал всем тем, что могло сохранить Его.

Мысли мои, письмо мое, имеют столь печальный оттенок, что я не хочу долее обременять вас оными и спешу окончить возобновлением вам, милостивый государь мой, свидетельства совершеннаго почтения и преданности, с коими честь имею быть и проч.

№ 454. Граф Аракчеев — Императору Николаю (собственноручно).

20-го декабря 1825 г.

Ваше Императорское Величество, Всемилостивейший Государь!

Принося верноподданническую душевную мою благодарность замилостивое Ваше к подданкому внимание, которое я не успел

Стр. 485

Вашему Величеству заслужить. Но приемлю сию Вашу милость продолжением милости ко мне покойнаго моего отца и благодетеля, в Бозе почивающаго Императора Александра Павловича, осмеливаюсь представить другой проект рескрипта, коим я буду доволен, а для порядка нужен особый указ комитету гг. министров, который при сем и представляю.

Сия верноподданная благодарность отправлена с Клейнмихелем, который имеет препоручение мое представить лично Вашему Императорскому Величеству росписание корпуса военных поселений и на апробацию приказ, отдаваемый мною по корпусу по случаю воспоследовавшаго на мое имя вчерашняго рескрипта Вашего Императорскаго Величества.

До конца жизни пребуду вернейший верноподданный Граф Аракчеев.

Проект рескрипта писанный рукою Аракчеева.

Граф Алексей Андреевич!

Желая сохранить здоровье ваше, столь сильно потрясенное от поразившаго нас общаго несчастия и столь Мне и отечеству нужнаго, Я, согласно желанию и просьбы вашей, увольняю вас от занятий делами по собственной Моей канцелярин, которая по сему и будет находиться в непосредственном Моем заведывании. Равномерно удовлетворяя желанию вашему предоставляю вам и канцелярии комитета министров поручить управляющему делами сего комитета действительному статскому советнику <неразборчиво>. О чем и указ комитету ммнистров сего числа последовал.

Стр. 486

№ 455. Граф Аракчеев — Императору Николаю (собственноручно).

21-го декабря 1825 г.

Проект приказа по повелению Вашего Императорскаго Велпчества, завтрашний день будет представлен. Мне именно запретили медики сегодня выезжать, но я их не послушался и был ровно в 9 назначенных часов в Казанском соборе, дождался моего Государя Императора, поклонясь Ему, мимо меня прошедшему, верноподданническим образом и сделав почитание верному и доброму товарищу, позавидовал ему, что он уже находится вместе с Благословенным Александром принужиен был от болезни своей возвратиться обратно домой. Меня видели многие, между прочим и новый военный гу-бернатор Павел Васильевич Кутузов.

Вашему Императорскому Величеству весьма нужно беречь свое здоровье: оно нужно для блага целой России и для истребления открытаго Вами зла.

Вернеший верноподданный до конца жизни, граф Аракчеев.

№ 456. Евгений, архиепископ тобольский — графу Аракчееву (собственноручно).

31-го декабря 1825 г. Тобольск.

Не имев возможности в пути, спешу, по прибытии в Тобольск, принести вашему сиятельству живейшую благодарность за исходатайствование Высокомонаршаго соизволения на перемещение меня в указанную мне Богом Тобольскую епархию При-мите, ваше сиятельство, и усерднейшее поздравление с прошедшим Рождества Спасителя праздником и новым годом.

При сем честь имею поднести вашему сиятельству проповедь, говоренную мною в Пскове при последнем служении

Из Пскова я выехал 22-го ноября, в Москве для перемены экппажа пробыл 11-ть дней, в Тобольск приехал 30-го декабря.

Тобольск украшен превосходными каменными церквами собор и дол на прекрасном высоком месте; собор огромный, но дал трещины, дом также огромный и хороший но доходами беднейший, буду учиться умеренности. Чем избыточествовати, сем и лишатися.

Прося продолжить ко мне благосклонное внимание и на Иртыш, прошу принять уверение в глубочайшем почтении и со-вершенной преданности, с коими честь имею быть

Стр. 487

№ 457. М. Шумский — графу Аракчееву (собственноручно).

26-го января 1826 г

Отец и благодетель мой, граф Алексей Андреевич.

Благодаря Всевышняго Творца, все кончилось благополучно и теперь остается только одно принятие прошений, которых бывает очень много; вчерась было 210 и 5 на имя Императрицы Александры Федоровны.

В этикетном пароле не сбился и все исполнил исправно.

Ночь всю провел в сабле и шарфе; читал и писал. Предосторожностью сей я весьма собой доволен. Посетителей никого не было; и я все утром был с генерал-адъютантом, с ним и обедал.

О прочем же, то есть, кто со мною и что говорил и кто ко мне подходил, сам лично объявлю.

За мной, благодетель мой, пришлите сани к 11 -ти часам не ранее, но не безпокойтесь, если я приеду и позже 12-ти, ибо Государь изволит выходить к разводу в четверть 12, а потому и возвращение мое будет зависеть от времени окончания развода и сдачи по числу просьб новому дежурному генерал-адъютанту.

Целую ручки ваши и остаюсь навсегда вашим воспитанником.

№ 458. Егор Дурасов — графу Аракчееву (собственноручно).

23-го Февраля 1826 г. Москва.

Письмо вашего сиятельства от 8-го числа, я получил 18-го сего месяца через Иван Терентьевича Сназина, которое нас весьма огорчило и удивило, ибо всегда наша надежда была, что никто вас так не успокоит и не утешит, как Михайло Андреевич (Шумский), за все ваши к нему благорасположения, а особливо в такую минуту вашей жизни и сколько я завидую его участи, не нашел способа доказать вам свою признательность. Я в полной уверенности по его воспитании и

Стр. 488

зная лично как он разсуждал всегда со мной, что его сердце доброе и правила хорошия, не смею и подумать, чтоб ослепился в противном тогда, когда его счастье зависит от онаго и даже обязанность, которую конечно неоспоримо все подтвердят благомыслящие, да и конечно на оное смотрят оком открытым в теперешнем времени. Вояж, который вы намерены предпринять, как для вашего здоровья, так и для Михайла Андреевича, весьма должен быть полезен: увидать чужие края, где, я уверен, вы будете отличным манером встречены, как тридцатилетний патриот и друг покойнаго Государя.

О московских жителях, вообще от дворян до простолюдинов могу вас уверить, что к вашей особе расположены и отзываются, как нельзя лучше и все вас любят. Я бы весьма желал, чтоб когда нибудь так обо мне говорили; прошу вас в оном быть уверениым, ибо я опять свои изречения подтвержду, что я вам всегда говорил истинную правду без всякой лести. Мы же с матушкой всегда молим Всевышняго, чтоб даровал вам здоровья и всякаго удовольствия и тем наградил по жизнь вам благодарнаго.

№ 459. Алексей Малиновский — графу Аракчееву (собственноручно).

20-го марта 1826 г. Москва.

Понимая горестныя чувствования вашего сиятельства по случаю неожиданнаго всеми предмета, горести всех Россиян, я не осмеливался занимать вас собою, а старался только знать о состоянии вашего здоровья, в чем и успокоен был особенно князем Николаем Борисовичем (Юсуповымъ). Дай Боже, чтоб неутешное сетование ваше о Царе благодетеле прекратилось в тихое токмо, хотя неизгладимое чувствование, сопровождаемое нескончаемою к Нему любовию и за пределами гроба. Эта сердечная дань от всех Ему принадлежит.

Представляю вашему сиятельству 18 отпечатанных лнстов государственных грамот. Признаюсь, что лишаясь графа Николая Петровича (Румянцова), я невольно теряю в труде моем

Стр. 489

то напряжение, к которому безпрерывно поощряла меня неусыпная его деятельность.

Удостойте продолжить тоже расположение ваше ко мне, каким я и семейство мое имели счастье всегда пользоваться и примите свидетельствуемое мною от всей искренности особе вашей высокопочитание и совершенную преданность и проч.

№ 460, Алексей Малиновский — графу Аракчееву (собственноручно).

12-го апреля 1826 г. Москва.

Чувствительнейшую благодарность приношу вашему сиятельству за собственноручное письмо ваше, которое я имел честь получить от 30-го марта. Чтить и любить искренно особу вашу есть и будет приятнейшею для меня до конца дней моих обязанностью. Истинная моя преданность к вам всегда основывалась на чистейших чувствованиях благодарности за ваши благодеяния, оказанныя мне без заслуг моих, по особенному токмо расположению вашему счастливить трудящих на пользу службы; личная же благосклонность, которой вы изволите безпрерывно удостоивать меня, запечатлена на век в памяти моей. Счастливым бы я себя почел, еслиб встретился в жизни моей какой либо случай подтвердить сии правдивыя изречения мои самым делом.

Дай Боже, чтоб целебныя воды возстановили ваше здоровье и чтоб перемена мест и разнообразность предметов сколько нибудь ослабили сильныя впечатления горести вашей. Праведный Судия деяний человеческих, управит путь ваш во благо вам и возвратит вас в отечество здравым и душевно спокойным.

Не без труда недавно достал я, изданную в минувшем году книжку под названием: «О военных поселенгяхъ» и при чтении оной, познал более, нежели когда либо, всю важность подвига вами совершеннаго. Сие облегчительное для всего государства установление и скопленныя вами для поддержания того 32 т. руб., свидетельствут современникам и передадут по-

Стр. 490

томству предусмотрительное попечение незабвеннаго Императора Александра I, о подвластных ему народах и неутомимую исполнительность деятельнейшаго любимца Его. Действия ваши [вознесли] вас на ту степень справедливости и безкорыстия, что и самая зависть [их осязать]не в силах.

Примите, ваше сиятельство, усерднейшее мое и жены моей поздравление с наступающим радостным днем Воскресения Спасителя нашего. Воскресший Христос да озарит сладостные чувствования души вашей и да ознаменует все дни жизни вашей веселием небесным.

№ 461. Императрица Мария Феодоровна — графу Аракчееву.

20-го апреля 1826 г.

Граф Алексей Андреевичъ! Я читала со вниманием и чувством письмо ваше от 17-го сего месяца и обязанностью Себе поставила довести оное до сведения Императора, любезнаго моего сына. С удовольствием извещаю вас, что с согласия Его Императорскаго Величеетва, благотворительное ваше намерение в пользу бедных девиц в точности исполнится. Капитал 30,000 руб., вами для сего жертвуемый, принят будет для обращения в сохранной казне, но от вашего имени и для содержания на счет процентов, согласно с желанием вашим в первом отделении девичьяго училища военно-сиротскаго дома, пяти девиц, дочерей чиновников, служащих в военном поселении новгородскаго отряда, а за неимением оных и новгородских дворян, разумея из военных же чиновников. При сближении годоваго срока к платежу первых процентов, Я ожидать буду вашего пзвещения, не имеете ли вы в виду девиц, которых бы в число пяти пенсионерок того учреждения, поместить желали, а в противном случае, Я за удовольствие себе вменю уверение о готовности Моей содействовать к достижению благотворительной вашей цели. Желая возстановления вашего здоровья, Я повторяю вам изъяв-

Стр. 491

ления истиннаго доброжелательства с каковым Я пребываю вам благосклонной.

№ 462. Алексей Оленин — графу Аракчееву.

28-го апреля 1826 г., № 243.

Государь Император Высочайше повелеть изволил объявить всем гг. членам государственнаго совета, что по случаю предстоящей коронации могут отправиться в Москву те из гг. членов: «кто хочет и кто может по своим обстоятельствам».

О каковой Высочайшей воле долгом почитаю довести до сведения вашего сиятельства, прося покорнейше о благовременном уведомлении меня для надлежащаго по сему предмету сведения и по той еще причине, что придворное ведомство озабочивается заранее знать, кто из гг. членов намерен быть в Москве при Высочайшей коронации, дабы распорядиться на счет нужных по сему случаю экипажей во время сего церемониала.


[i] Чихачев Матвей Федорович (1787 — после 1837). Петербургский обер-полицеймейстер, креатура Аракчеева.

[ii] Капцевич, Петр Михайлович - генерал и государственный деятель (1772 - 1840). В момент написания письма — генерал-губернатор Сибири. Образование получил в артиллерийском и инженерном корпусе. Был дежурным генералом при Аракчееве в 1812 г. командовал дивизией, с 1813 г. пехотным корпусом. В сражении под Лейпцигом Капцевич, несмотря на сильную контузию, одним из первых ворвался в город. В 1819 г. назначен командиром отдельного сибирского корпуса, в 1822 г. - генерал-губернатором западной Сибири, где улучшил быт ссыльных, определил порядок службы сибирского казачьего войска. С 1828 г. командовал отдельным корпусом внутренней стражи.

[iii] Дибич Иван Иванович, 1785 – 1831. Граф (с 1827 года), фельдмаршал. Участник войны 1812 года и заграничного похода. В момент написания письма — начальник главного штаба. Впоследствии — главнокомандующий в войне с Турцией (1829), генерал-фельдмаршал. Скончался от холеры во время подавления польского восстания.

[iv] Юсупов Николай Борисович (1750-1831). Князь, действительный тайный советник, сенатор, член Государственного совета, меценат и коллекционер, владелец известной усадьбы Архангельское. Обладал большим вкусом и художественным чутьём, более двадцати лет провел за границей (1772-1782; середина 1780-х – 1791; 1803-1810). В период с 1792 по 1802 год находился на государственной службе, получил в управление Императорский фарфоровый и стекольный заводы, а также шпалерную мануфактуру. Внес весомый вклад в развитие художественной промышленности России, особенно в части фарфорового производства. В 1823 году литографии с изображениями села Грузино послужили образцами для росписи изящного сервиза, подаренного Юсуповым графу Аракчееву. Вероятно, в письме идет речь о каких-то фарфоровых тарелках, обещанных Аракчеевым в качестве образцов для копирования на Юсуповском заводе. Насколько известно, сам Аракчеев фарфоровым производством не занимался, завод «Красный фарфорист», расположенный ныне неподалеку от поместья Аракчеева села Грузино, был основан промышленником М.С. Кузнецовым в конце XIX века, т.е. значительно позже смерти графа.

Возможно, Аракчеев также экспериментировал с фарфоровым производством, о чем свидетельствует одно из старейших чудовских предприятий «Красный фарфорист», до революции размещавшееся в поместье Аракчеева селе Грузино. Был ли Аракчеев основателем этого завода, выяснить не удалось.

[v] По поводу убийства Настасьи Минкиной. (прим. Дубровина)

[vi] Харьковский гражданский губернатор в 1815-1827 гг. Вел активную переписку с Аракчеевым.

[vii] Жена брата Аракчеева, Петра Андреевича

[viii] Вероятно, вдова таганрогского губернатора, а затем государственного казначея и министра внутренних дел барона Бальтазара Кампенгаузена (1772-1823).

[ix] О Чихачеве см. примечания к письму 363. После смерти Минкиной, Аракчеев рассылал подарки, полученные ею от должностных лиц, обратно дарителям. Мотивы этого поступка могут быть самыми разными: от мизантропического сарказма, попытки напомнить, что теперь на него невозможно повлиять через любовницу, до самой похвальной щепетильности в финансовых вопросах. И то, и другое нетрудно представить, учитывая личные качества Аракчеева и его неуравновешенное состояние после смерти многолетней подруги. Получив перстень обратно, Чихачев почувствовал неладное и поспешил ответить Аракчееву приведенным письмом.

[x] Вероятно, имеется в виду Семен Алексеев, председатель мирского банка. Он был образован на средства графа, потратившего на эту цель 10000 рублей, — в том числе и на обучение музыке (Алексеев играл на фортепьяно и скрипке); его жена, Дарья Константинова, была одной из главных обвиняемых по делу, а самого Алексеева Клейнмихель пытался представить в качестве главы заговора.

[xi] Миницкий Степан Иванович — в указанное время архангельский, вологодский и олонецкий генерал-губернатор; военный моряк, в 1816-1818 году оказал ряд услуг Аракчееву в связи с подаренной Аракчееву императором Александром яхтой «Голубка». Миницкий руководил доставкой яхты на Волхов, ее отделкой и подбором команды. Обязан Аракчееву многими успехами по службе, в т.ч. получением генеральского звания.

 Оцифровка и вычитка - Константин Дегтярев, 2004

Публикуется по изданию: "Письма главнейших деятелей в царствование Александра I"
Дубровин Н.Ф., СПб., 1882

Рейтинг@Mail.ru